Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
19:02 

И так далее

DanielleCollinerouge
Глава 18. Прогулка в Хогсмид


Тем временем Рон усиленно тренировал свою команду для первого в этом учебном году матча по квиддичу со сборной Хаффлпаффа. Он быстро вжился в роль капитана, нещадно мучая и пугая противником своих подопечных. Не особо сильный в учебе в прошлые годы, теперь под гнетом двойной начальственной должности (капитан и староста), Рон отстал еще сильнее. Гарри и Гермиона старались ему помочь. Гарри приносил ему книги из библиотеки и тихонько (чтобы Гермиона не ругалась) давал списывать свои домашние задания, правда под клятвенное обещание переделывать. Гермиона заставляла Рона учить уроки по составленному ею графику, что Рона сердило до потемнения в глазах. Он предпочитал списывать у Гарри.
– Рон, - тихо выговаривал ему Гарри, - Гермиона меня убьет, если узнает, что я опять дал тебе списать. Ты же вредишь сам себе! На экзаменах тебе не дадут даже подсмотреть в мой пергамент.
– Гарри, матч на носу, - отмахивался от него Рон, - вот выиграем у Хаффлпаффа и всё, обещаю, что берусь за учебу. А пока некогда! Поэтому помоги, а?
Гарри вздохнул. Все-таки Рон – балбес, но квиддич – святое дело. Он открыл учебник, взял волшебный карандаш (надписи, сделанные им, исчезают через 12 часов) и принялся подчеркивать нужные для сочинения фразы.
Рон пододвинул к себе пергамент и, растягивая буквы, принялся писать.
– Как успехи? – поинтересовалась Гермиона, садясь рядом с Гарри.
– Учусь изо всех сил, - буркнул Рон.
– Молодец, - похвалила его девушка. – А как ты, Гарри?
Гарри вздрогнул. Нет, ему показалось! Раньше Гермиона никогда такого не делала! Но пальцы девушки незаметно завели руку Гарри за спину. Гарри зажмурился. Гермиона! Значит, она больше не думает о недописанных рефератах!
– Я… - пробормотал Гарри.
– Ты уже выучил уроки? – ну и актриса! Делать такое строгое лицо, когда рука за спиной скользнула в рукав мантии!
– Д-да, - заикаясь от волнения, ответил Гарри.
– Вот и славно. Иди спать. А Рон продолжит учить уроки. Я предупреждала тебя, что ты чересчур увлекся квиддичем и уже замучил всех своих игроков! Посмотри на Джинни! – и свободная рука Гермионы гневно указала на сестру Рона, засыпающую над учебниками.
К величайшему возмущению Рона, Гарри, виновато на него посмотрев, отложил книгу и ушёл в спальню. Нет, конечно, Гермиону проще послушаться, чем объяснить, почему ты не хочешь этого делать, но не до такой же степени! И вообще, что происходит между этими двоими! Гарри её слушается почти во всем! Так ещё и похож на неё стал! Учится хорошо (ну, это можно объяснить дополнительными уроками), выполняет вовремя домашние задания (ладно, попробовал бы он их делать вовремя, если бы был капитаном сборной и старостой!) так ведь требует, чтобы и он, Рон, учил их вовремя! С кем поведешься, от того и наберешься – правильно говорят. Зря им Дамблдор назначил столько дополнительных уроков – Гарри слишком много общается с Гермионой, вот и стал таким же умным. Кстати, а почему они вдвоем на уроки ходят? Ведь в прошлом году Снейп мучил на блокологии только одного Гарри!
– Эй, Гермиона! – окликнул её Рон, когда девушка была возле выхода из гостиной. – А ты зачем на дополнительные уроки ходишь?
– Э-э, - Гермиона растерянно повернулась к нему. – Видишь ли, Рон, я решила стать аврором. А девушек туда берут неохотно, поэтому я должна показать очень хорошие результаты.
– Серьёзно? Аврором!? – Рон посмотрел на ее тонкую фигуру (а она ничего стала!) – А я решил, что буду профессиональным квиддичистом. На аврора я не потяну. Макгонагалка как рассказала, какие там требования, я понял, что это не моё! НОЧи на отлично – очень надо. Близнецы еле-еле СОВы посдавали, а теперь деньги гребут лопатой. Я на их каталоге уже 20 галеонов заработал!
– Они нашли своё место в жизни, и я рада за них, - ответила Гермиона. – Надеюсь, так будет и с тобой, Рон. Но я считаю, что хорошие оценки для твоей будущей карьеры не повредят! Подумай об этом! Доброй ночи.

URL
Комментарии
2011-02-08 в 19:02 

DanielleCollinerouge
*
Гермиона вышла из гостиной в коридор. Она искренне надеялась, что Гарри догадается сложить одеяло на своей постели так, чтобы казалось, что там кто-то спит, и тщательно задвинет полог. В её спальне вряд ли кто-то спохватится. Подумают, что зубрилка Грейнджер сидит в гостиной, заваленная учебниками.
– Ты это хорошо придумала, – её обнял Гарри и плащ-невидимка. – Похоже, Рон тебе поверил.
– Да. И как мы раньше не обговорили этот момент!
– Мне кажется, он чувствует, что что-то не так, - Гермиона продолжила разговор уже в комнате возле камина.
Гарри виновато пожал плечами:
– Я пока не готов ему рассказать о нас.
– Да, пожалуй. Я тоже не мыслю себе, чтобы он узнал.
– Узнает со временем, - попытался успокоить её Гарри.
– Да, и я не знаю, как он отреагирует на то, что мы с тобой уже не только друзья.
– Он не хотел, чтобы ты встречалась с Крамом, то есть вообще с другими парнями. И если он будет против меня, то чего он хочет вообще, - произнес Гарри.
– Возможно, чтобы мы и дальше оставались друзьями, - предположила Гермиона.
– Но так не может продолжаться вечно! – возразил Гарри.
– Уже не продолжается, - согласилась Гермиона.
– Я… я люблю тебя, - серьёзно произнес Гарри.
– Я кое-что придумала, - Гермиона улыбнулась. Слова Гарри ей очень понравились. – Луна говорила мне, что Рон ей нравится. Если они начнут встречаться, то Рону не в чем будет нас упрекнуть.
*
Идея про Луну понравилась Гарри, хотя он не имел ни малейшего представления, как обратить внимание Рона на эту чудаковатую девушку.
В следующий выходной ученикам разрешили посетить Хогсмид. Старшеклассники с радостью отправились по магазинам. Гарри, Гермиона и Рон наелись всевозможных сладостей и купили своего любимого сливочного пива.
Джинни и Луна позвали Гермиону в магазин «Волшебгые женские штучки». Рон, словно только и ждавший этого момента, потащил Гарри в магазин «Зонко».
– Гарри! – радостно шептал он в ухо друга, - тут тайком такое продают! Смотри, там горячие пчелки!
– Я знаю, - наивно отозвался Гарри.
– И батончики! Хочешь угощу!
– Не надо, Рон, - отмахнулся Гарри.
– Ты просто не понимаешь! – глаза Рона сделались круглыми и глупыми. – Я тут подзаработал у Фреда и Джорджа. Могу потратить на эти штучки! Я слышал, что горячие пчелки – полный улет!
– Гермиона говорила, что их нельзя есть, они вредные, - неожиданно сказал Гарри.
Рон уставился на него, как на полоумного, а потом закатился от смеха:
– Ты что, дурак!? С ней такое обсуждать!
– Я не обсуждал, она сама сказала, вернее, предупредила, - пожал плечами Гарри. – На всякий случай. Она видела, как в прошлом году их покупал Малфой.
Рон зашелся во втором приступе смеха.
– Что-то его сегодня здесь нет, наверное, уже купил!

URL
2011-02-08 в 21:29 

DanielleCollinerouge
Рон шёл довольный, снисходительно глядя на ничего не понимающего в этой жизни Гарри.
– Спрячь получше, если Гермиона увидит, получишь отличную головомойку, - посоветовал ему Гарри.
– А это вообще не её дело, - огрызнулся Рон, впрочем запихивая покупки во внутренние карманы мантии.
– Что, Уизли, - раздался ехидный голос Малфоя. – прикупил пчелок? А что же не у своих братьев? Или они продают лажу?
Рон вспыхнул.
– Очевидно, ты их наелся еще в прошлом году, - отомстил за друга Гарри.
Реакция Малфоя удивила всех: он кинулся на Гарри с кулаками так быстро, что забыл о своей волшебной палочке и даже о Креббе и Гойле, которые минуту спустя тоже навалились на Гарри.
Гермиона выхватила волшебную палочку – и от Гарри отлетели сначала Малфой, а затем и его верные телохранители, грузно шмякнувшись в грязь.
– Прячешься за юбку грязнокровки, Поттер, - отплевываясь, прошипел Малфой.
Гермиона ещё раз взмахнула палочкой – Малфой взвыл, словно кто-то ударил его по губам.
– Это за грязнокровку, - тряхнула она копной волос.
Гарри изумленно смотрел на неё, поднимаясь с земли.
– Пойди поешь пчелок! – злорадно добавил Рон.
После такого комментария Малфою, Креббу и Гойлу оставалось лишь, стиснув зубы, убраться восвояси. Рон громко смеялся, хватаясь за бока, Гермиона улыбалась, Луна и Джинни хихикали. Гарри тоже улыбался, но мысленно поёжился от предчувствия того, что слизеринцы это так не оставят. Впрочем, вражда их слишком давняя, одной стычкой больше, одной меньше. Всем было смешно, поэтому Гермиона даже не спросила, в самом деле Рон купил эту гадость или это была грязная клевета.
*
Вечером Рон хотел было попытаться отдать Гарри обещанное "взрослое" угощение, но друг куда-то исчез.
– Ты не видела Гарри? – спросил Рон у Джинни, которая с кислым видом читала параграф в учебнике по трансфигурации.
– Нет, - пожала она плечами, - кажется, он уходил из гостиной.
Пропала бесследно и Гермиона. И не у кого скатать сочинение по волшебному праву! Неужели опять дополнительные уроки? Так ведь сегодня воскресение, даже Снейп не заставляет отбывать наказания в выходной день! Или он передумал и устроил дополнительный урок блокологии?
*
Гарри обнаружил сэра Кэдогана на картине прелестной девушки в утреннем платье на 7 этаже. Коротышка самым бессовестным образом женихался.
– Вы не могли бы вернуться на свою картину, сэр, и впустить меня, - как можно вежливее процедил Гарри.
– Я не врываюсь к тебе в комнату во время свидания, желторотик, поэтому убирайся! – огрызнулся Кэдоган.
– Но это твоя работа! – возмутился Гарри.
– Я уволился, - махнул на него рукой рыцарь.
Гарри отшагнул, закатывая глаза. В схватку за свою территорию вступила Гермиона, ловко дотянувшись до щеки чокнутого коротышки. Сэр Кэдоган радостно взвизгнул и побежал в свою раму. Гарри и Гермиона поспешили за ним.
Едва они оказались в своей комнате (о, стол появился), как Гарри, воздевая руки к потолку, пообещал сойти с ума от сторожа своего законного уголка в школе.
– Просто к нему нужен подход, - успокоила его Гермиона.
Гарри сел в кресло возле камина. Как всё-таки здесь здорово! Даже появившийся Добби не раздражает, его можно услать в любую минуту, а можно попросить принести чего-нибудь вкусненького из кухни.
– Если Гарри Поттеру не нравится поведение сэра Кэдогана, Добби может сам открывать дверь, - робко предложил эльф.
– Правда, Добби? – обрадовался Гарри.
– Добби всегда рад служить Гарри Поттеру, сэр! – эльф прижал свои тощие лапки к груди.
– И что я должен сделать, чтобы ты открыл дверь?
– Просто приказать Добби, сэр!

URL
2011-02-08 в 21:32 

DanielleCollinerouge
Гермиона попыталась во сне удобно прижаться к Гарри, но никак не выходило. Через несколько минут беспокойных поворотов в постели, он поняла, что его рядом нет. Сон отступал, вместо темноты отблеск свечей…или это камин, - и то, и другое. Девушка села и осмотрелась. Гарри сидел возле камина в кое-как наброшенной мантии и читал книгу.
– Гарри, что случилось? – сонным шепотом спросила Гермиона.
– Совсем забыл выучить параграф про Сонные зелья, завтра Снейп обещал итоговую контрольную по теории.
Глава 19. Месть Малфоя

Уроки следующего дня прошли достаточно мирно, включая и зелья. Обещанная Снейпом контрольная состоялась, и Гаррино героическое чтение ночью не пропало зря, скрипя сердце, придётся, профессор, поставить как минимум «хорошо». Рон жил уже на завтрашнем матче по квиддичу с хаффлпафцами, поэтому больше, чем «ужасно» за свою работу по зельям не ждал. Да, похоже, ему было всё равно. Завоевать кубок, возглавляя команду, – это ли не главная мечта его жизни! Хоть бы уроки временно перестали задавать!
Гарри решил, что уроки выучить надо обязательно, поскольку завтра будет либо полная эйфория от победы, либо чёрная депрессия, из которой ему придется вытаскивать друга. Хотя, пытаться выучить что-либо накануне матча!.. Похоже, легче прочитать тайные мысли Снейпа. Все гриффиндорцы в гостиной были так возбуждены, что Гарри буквально ощущал, что его тело гудит, как струна. Гермиона мужественно отправилась в библиотеку. Вздохнув, Гарри обмакнул перо в чернила.
– Гарри, бросай ты это дело, ну его! Завтра матч! У хаффппафцев нет шансов! – кричал Рон, окруженный своей командой.
– Завтра сам же будешь просить у него скатать. Так что пиши, Гарри, не слушай его! – махнула рукой Джинни.
Неожиданно Гарри вскочил и, даже не обратив внимания на опрокинутую чернильницу и хлопнувшиеся на пол книги, бросился к выходу.
– Достали парня, - посмеялись вслед Дин и Симус.
*
Гарри чувствовал опасность, инстинкт гнал его бежать, куда, он не знал, вернее знал, поворот, ещё один коридор, поворот. Это было совершенно новое ощущение. Всем телом и душой он знал, видел, слышал зов Гермионы.
Кребб и Гойл крепко держали её за руки в пустом классе. Малфой стоял перед ней, и его взгляд не нравился девушке.
– Что ты собраешься делать? - дрожащим голосом проговорила она, глядя на волшебную палочку в руке Драко.
– Ты сэкономишь нам кучу галеонов, которую ребята хотели потратить на один интересный журнальчик в Хогсмиде. Но применять раздевающее заклятие, кроме как на себе, в школе запрещено. Разденешься сама или это сделать мне без магии? – Малфой улыбнулся так, что Гермиона задохнулась от ненависти.
– Я.. я буду кричать! – она даже начала вдыхать воздух для крика.
– Силенцио! – направил на неё палочку Малфой.
Губы девушки задвигались в немом крике.
– Ладно, на первый раз можешь не раздеваться. Кребб давно хотел узнать, что у тебя за пазухой. Я предполагаю, что глухая научная стена. Может, нет? – глаза Малфоя возбужденно блестели. Гермиона зажмурилась от отвращения и стыда.
Гарри влетел в класс, с грохотом открыв дверь.
Отшвыривающие, а затем и сдерживающие заклятия раздались прежде, чем Малфой успел что-либо подумать. Через несколько секунд он дергался на полу, не имея возможности встать.
– Ну… ну вы…! – выдохнул Гарри.
Гермиона беззвучно рыдая, бросилась ему на шею.
– Ты распустил руки! – Гарри затрясло от злости. Какая-то незримая сила протянула Малфоя по полу и впечатала его в шкаф.
Гарри снял заклятие с Гермионы, и она, уже рыдая в голос, ещё крепче прижалась к нему. Малфой выл от боли – похоже, об шкаф его двинуло хорошенько, у Кребба и Гойла изо рта полезли слизни.

URL
2011-02-08 в 21:33 

DanielleCollinerouge
*
Гарри не знал, что ему делать дальше: рассказать о случившемся профессору Макгонагал или достаточно того, что он уже сделал. Нет, конечно, не достаточно, этих трёх негодяев убить мало! Втроём на девушку, его девушку!
Судьба решила всё сама. Минерва появилась, как только Гарри вышел из класса, поддерживая рыдающую Гермиону.
– Что случилось, Поттер!? – накинулась она.
– Малфой и его дружки распустили руки, - процедил он.
Макгонагал посерела.
– Это уже заходит слишком далеко. Они хотят, чтобы их выгнали из школы?! Где они, Поттер?
– Там, - мрачно кивнул Гарри на класс.
Потом появился Снейп. Минерва бушевала на отплёвывающихся от слизи Кребба и Гойла и стонущего Малфоя, потирающего огромную шишку на голове. Снейп мрачно смотрел то на них, то на Гарри и Гермиону. Девушка уже почти успокоилась и только тихонько всхлипывала, прижимаясь к Гарри.
– Скажите же теперь вы своё слово, профессор! – повернулась к нему дрожащая от гнева Макгонагал.
– 50 очков со Слизерина и уборка в моём кабинете, - произнёс Снейп.
– И всё! – возмутилась Минерва.
– Остальное доделал Поттер, госпожа профессор. Я не буду настаивать на том, чтобы вы снимали с Гриффиндора 20 очков за наложение довольно болезненных заклинаний, - Снейп странно усмехнулся. – В конце концов, он должен был защитить девушку. А проступок не смертельный, бывали и похуже. Насколько я понял, мисс Грейнджер, вы пострадали не сильно, мистер Поттер прибежал вовремя.
***
В общем и целом, Снейп был прав, но и Гарри, и Гермиона обиделись на него. Гарри догадался, что Снейп имел в виду под проступками похуже, и злился на Снейпа до потемнения в глазах. Гермиона не отходила от Гарри до вечера, то благодарно сжимая ему руку, то преданно глядя в его лицо. Они долго стояли, уединившись под навесом одной из башен Хогвартса. Гарри обнял её за плечи и, ощутив прикосновение губ к шее и щеке, забыл обо всём и просто наслаждался её присутствием рядом. Очнулся он из приятного оцепенения, когда услышал тихий голос Гермионы, говорящий ему об уроке блокологии.
– Что? Сегодня? О нет! – застонал Гарри, закатывая глаза. – Я швырну его в банки, как того урода Малфоя!
– Успокойся, Гарри, уже всё хорошо. Я уверена, что профессору Снейпу неприятна эта история с его учениками. Трогать девчонок против их желания – последнее дело, тем более, что на Малфоя давно смотрит Пэнси. Её попроси, и она не только разденется, - шептала Гермиона куда-то за ухо.
– Зачем ему этот мопс? Ты – совсем другое дело. Ты… красивая.
– Красивая? – щеки девушки вспыхнули. Всегда приятно это слышать, особенно если сказано так искренне.
– Очень, - простодушно кивнул Гарри.
***

URL
2011-02-08 в 23:27 

DanielleCollinerouge
Они нехотя вошли в подземелье Снейпа. Северус устало и как-то даже печально на них посмотрел, чем очень удивил Гарри и Гермиону.
– Как ты почувствовал это? – спросил Снейп, направив на Гарри свой внимательный, почти немигающий взгляд.
– Не знаю, как объяснить. Почувствовал и всё, - осторожно ответил Гарри.
– Ты догадывался, что с твоей… женой?
– Я ощущал опасность и поэтому прибежал.
– Что ж… Это говорит о том, что улучшается твоя чувствительность. Пока что она направлена на твою вторую половину. – Снейп дернул уголком рта. – Очень скоро, возможно, ты начнешь чувствовать и других. Это довольно неприятно, но неизбежно. Не забывай ставить блок. Вас это тоже касается, мисс Грейнджер.
***
– Ну, Гарри, где ты пропал! Я разработал такую убойную тактику! Вот послушай! – Рон налетел на появившегося в Гриффиндорской гостиной Гарри с разноцветным планом завтрашней атаки на Хаффлпаф.
После урока Снейпа Гарри чувствовал, что еле стоит на ногах. Гермиона, по видимому, ощущала себя так же, поскольку даже опиралась на его руку. Оба рухнули в кресло и умоляюще посмотрели на Рона.
– Тьху-ты, да что он с вами там делает, этот чокнутый Снейп, мешки заставляет таскать что ли? – возмутился Рон. – Ладно, Гарри, ты сиди, лежи, только слушай!..
Рон долго рассказывал свою стратегию. Гарри пытался слушать, но, как и в случае с бывшим капитаном Оливером Вудом, терял нить соображений. Боясь обидеть друга, заставлял себя слушать дальше и согласно кивал.
– Короче, победа наша, Гарри! – подвёл итог Рон.
– Да, конечно, вы выиграете, - покивал Гарри, изо всех сил моргая.
В глаза словно кто-то насыпал песку. Рядом, положив голову на его плечо, сладко спала Гермиона.

URL
2011-02-08 в 23:27 

DanielleCollinerouge
Глава 20. Начало чувствительности
Матч проходил, как всегда, при полных трибунах, пестрящих шарфами и флагами. Гриффиндорцы размахивали плакатами в поддержку своей новой команды. Среди рейвенкловцев снова виднелась ревущая голова льва Луны Лавгуд. На сей раз лев примерно раз в минуту сжёвывал змею, хотя Гриффиндор играл с Хаффлпаффом. Но у Луны, очевидно, были свои соображения на этот счет. Слизеринцы придумали новую песенку про вратаря Рона Уизли, ещё более злобную, чем «Уизли – наш король» - «Лажевый капитан». Но Гарри надеялся, что у Рона уже выработался иммунитет на подобные выходки. Сам он чувствовал себя неважно. Похоже, сказывалось волнение за друга. Страшно подумать, что будет, если Гриффиндор продует. Гермиона сидела рядом. Судя по всему, её состояние было таким же. По свистку мадам Трюк матч начался. Игроки закружили над полем, выбивая друг у друга квоффл и уворачиваясь от ударов. Колин Криви, заменивший Джордана Ли, впервые комментировал происходящее на поле.
Гарри становилось хуже. Голова как-то странно гудела, словно колокол. Блок, нужно ставить блок, словно непробиваемое стекло, вспоминал он указания Снейпа. Так, кажется, лучше, он покосился на Гермиону. Девушка скрестила руки на груди.
Первый гол забил Хаффлпафф. Гриффиндорцы отчаянно завыли. Хафлпафф взорвался криками радости. Слизеринцы запели «Что за лажа капитан!»
– Ничего, это только начало, наши всё равно выиграют, - попытался утешить гриффиндорцев Хагрид.
Он повернулся к Гарри и Гермионе и обмер. Они сползли со своих мест.
– Э-э-э, - растерянно промычал Хагрид.
Возле Гарри присела бог весть откуда взявшаяся красавица профессор Смит. Хагрид уставился на неё, не в силах оторвать взгляд – ну и прелесть, дамочка, если бы он не был полувеликаном – э-э-эх! Элизабет принялась нащупывать пульс на шее Гарри.
– Хагрид, ему нехорошо. Посмотри, что с мисс Грейнджер. Кажется, их надо отнести к мадам Помфри.
С трудом отведя глаза от Красотки, Хагрид поднял Гермиону и стал выбираться из толпы учеников. Элизабет обхватила Гарри, словно собиралась поднять его, и растерянно посмотрела на окруживших ее гриффиндорцев.
– Сделайте носилки, - подсказал испуганный Невилл. Дин, Симус и другие напряженно кивнули, глядя на бледное лицо Гарри. Стадион кричал с новой силой. Игра продолжалась уже со счетом 10:10.
*
Гермиона приоткрыла глаза. Все правильно, больничное крыло, а одноклассники, наверняка, до смерти перепугались. Гарри! Что с ним?! Должно быть, то же, что и с ней. Девушка догадалась, что отключилась из-за слишком сильных эмоций толпы болельщиков. Столько восторга и отчаяния сразу, ужас! Неудивительно, что слабенький блок, который пока что получался у неё и Гарри, был пробит. Гермионе казалось, что она превратилась в перегоревший предохранитель.
– Северус, я не понимаю, что с ним, - услышала Гермиона встревоженный голос Дамблдора.
– Не надо было пускать их на матч, директор. Они не умеют как следует отгораживаться от эмоций других, - прозвучал в ответ голос Снейпа.
– Здесь что-то другое. С девушкой ничего страшного, скоро придет в себя. Но Гарри… Из него словно кто-то вытянул все жизненные соки.
Гермиона испуганно открыла глаза. На соседней кровати лежал Гарри в расстегнутой мантии. Побелевшее лицо и утратившие цвет губы… Дамблдор сидел рядом, положив свою ладонь на грудь ученика. Возле него стоял Снейп, хмуро глядя на директора.
– Возможно, это реакция на сильный эмоциональный взрыв, - произнес он.
– У волшебника, обвенчанного со своей парой, энергетика становится очень мощной, - растерянно ответил Дамблдор.
– Не забывайте, что это сильно зависит от отношений, развивающихся между ними, - в голосе Снейпа Гермиона услышала знакомые ехидные нотки.
– Мне показалось, что у этих детей всё хорошо.
– Вот именно… детей! Оба зеленее зеленого. Или вы считаете, что их возня – это и есть гармоничные отношения мужчины и женщины!?
- Они привязываются друг к другу и, кажется, уже любят друг друга. А любовь, Северус, - это главное оружие Гарри.
– Всё это очень сентиментально, господин директор, - Снейп дернул уголоком рта и кисло посмотрел на лежащего Гарри.
– Кто-то забрал все силы Гарри. Я уже довольно долго держу руку, а он и не думает приходить в себя. Если можно, попробуй выяснить, кто это сделал. Неужели среди учеников есть такой мощный энергетический вампир? Только этого не хватало!
– Это будет непросто, директор, - недовольно ответил Снейп.
– Северус, - вздохнул Дамблдор, - когда я тебе давал простые поручения?
К ним подошла мадам Помфри.
– Нужно дать Поттеру ещё немного Взбадривающего зелья, - сказала она.
– Да, Поппи, если угодно, я помогу, - Дамблдор приподнял голову Гарри и держал её, пока мадам Помфри аккуратно вливала в рот лекарство. Гарри рефлекторно глотал.
– И ещё, Северус, детям нужно доделать амулеты. Похоже, впереди их ждет несколько неприятный период повышенной чувствительности, - произнес Дамблдор, помогая мадам Помфри укрыть Гарри. – Посмотрите, как дела у мисс Грейнджер.
Мадам Помфри подошла к лежащей Гермионе.
– Девушка уже пришла в себя. Сейчас я принесу зелья и ей.
– Как ты себя чувствуешь, девочка? – спросил Дамблдор.
– Хорошо, - еле слышно ответила Гермиона. – Что с Гарри?
– Уже ничего страшного. При таком уходе, как у мадам Помфри, уже завтра ему станет намного лучше.
Директор вежливо попрощался и вышел. Снейп, махнув черной мантией и не сказав ни слова, исчез вслед за ним.

*
Выпив Взбадривающего зелья и подождав, пока мадам Помфри выйдет, Гермиона встала. В теле была гудящая слабость, но терпеть можно. Девушка села на кровать Гарри. Его лицо уже не было таким белым, губы слегка порозовели. Гермиона взяла его за руку – пальцы холодные. Нужно погладить и растереть. Кольцо на месте, по-прежнему невидимое. Гермиона погладила его руку.
– Привет, - услышала его сорвавшийся на шепот голос.
– Гарри! – Гермиона погладила его по лицу. – Как ты себя чувствуешь?
– Ужасно, - слегка заплетающимся от слабости языком проговорил Гарри. – А что это было?
– От сильного взрыва эмоций разбило наши блоки. Профессор Дамблдор сказал, что мы теперь стали очень чувствительными, - пояснила Гермиона. – У меня такое ощущение, что я – перегоревшая лампочка.
– А у меня… что я побывал в соковыжималке тёти Петуньи, - Гарри закрыл глаза.
Через несколько секунд он ощутил на своих губах теплые и мягкие губы девушки. Ему показалось, что вместе с поцелуем в него вливаются силы.
Звук открывшейся двери мгновенно прекратил удовольствие. Гарри вздрогнул, Гермиона выпрямилась.
– Мне, сказали, что вы здесь! – раздался голос Рона. – Вам вроде как плохо стало.
Гарри сощурился – без очков все такое размытое. Рон стоял в грязной форме, очень возбужденный и злой.
– Последствия изучения блокологии, - быстро произнесла Гермиона.
– Да ну вас с вашей учебой! – возмутился Рон. – У нас ничья, представляешь, Гарри! Я отбил все мячи, кроме первого, наши забили Пуффендую 16 голов, а Джинни не успела выхватить из-под носа ловца снитч! Если бы ты остался в команде, у нас было бы 310 : 10!
– Гарри не может играть в вашей команде! – возмутилась Гермиона. – Ты же видишь, в каком он состоянии! И знаешь, почему!? Потому что вся школа орала, как ненормальная! Поверь, это было очень похоже на удар бладжером!
– А что ты знаешь об ударах бладжером! – крикнул Рон.
Казалось, что Рон и Гермиона сейчас сцепятся, словно первокурсники в драке. Гарри попытался вставить своё веское слово. Но появилась мадам Помфри и, как следует отругав Рона, выпровадила его из больничного крыла.
*

URL
2011-02-08 в 23:28 

DanielleCollinerouge
*
Весь следующий день Гарри и Гермиона провели под присмотром мадам Помфри. Гермиона чувствовала себя лучше, чем Гарри. Поэтому полулёжа на подушках, читала учебники. Гарри, находясь в полудреме, думал о квиддиче и готовил оправдательно-пояснительную речь Рону. Похоже, профессор Дамблдор оказался прав: Гарри не мог играть в квиддич, по крайней мере, пока. После удара волной эмоций он не чувствовал в себе сил даже стоять, а сесть на метлу и ловить снитч – это что-то из области фантастики.
Вечером к ним зашли Луна и Джинни. Джинни пожаловалась Гермионе, что вчера сильно разругалась с Роном из-за не пойманного снитча. Но когда остальная команда заступилась за неё, тот поутих.
– Какой глупый! – возмутилась Гермиона. – Из-за квиддича готов поссориться со всем миром. Нужно будет с ним поговорить. Поговори с ним и ты, Гарри!
– Угу, - согласился он, глядя сквозь полуприкрытые веки на размытые контуры девушек.
– О, Гарри, я даже знаю, что он тебе скажет! – обиженно всхлипнула Джинни. – Он против участия девушек в игре. И все тебя в пример ставит!
– Вчера на матче я бы вообще ничего не поймал. Я отключился после первого гола, - ответил Гарри.
– Кстати, что с тобой случилось? – спохватилась Джинни.
– Гарри переутомился из-за дополнительных уроков, - быстро ответила Гермиона. – Они забирают очень много сил.
– А-а, - понимающе протянула Джинни, - все заметили, что ты стал намного лучше учиться. Я сама слышала, как Малфой со своими дружками шипел от зависти. И в учительской, когда я заходила туда по делу, Флитвик говорил о тебе Макгонагал, восторгался твоими успехами.
– Мы с Гарри решили стать аврорами, - сказала Гермиона.
– Даже немного переусердствовали в этом, - рассмеялась Джинни.
– Я на матче видела кое-что интересное, - неожиданно мечтательно протянула Луна и улыбнулась Гермионе.
– Что?
– На твоего парня положила глаз Красотка, - не мигая, ответила Луна.
Гермиона вспыхнула.
– На к-какого моего парня?
– На Гарри, конечно! Вы уже не просто дружите, - улыбнулась Луна.
– М-мы, - заикаясь и краснея ещё сильнее, пробормотала Гермиона.
– Правда? – воскликнула Джинни. – Вы уже встречаетесь!
Гарри прикрыл лицо одеялом.
– Или все ещё ходите вокруг да около и мнетесь? – весело уточнила Джинни. – Гарри, надо быть смелее!
– А что же Красотка? – напомнила Гермиона.
– Когда Гарри упал, Красотка кинулась к нему так… - загадочно произнесла Луна.
– Как преподаватель, она испугалась за ученика, - пролепетала девушка.
– Тогда почему она на тебя даже не посмотрела, а Гарри держала за руки и так интересно сжала пальцы! Я даже обмерла! – Луна посмотрела на зарывшегося под одеяло Гарри.
– Т-тебе показалось! – дрожащим голосом произнесла Гермиона.
– Не бойся, - поспешила успокоить её Джинни, - у Красотки никаких шансов. Даже если она и положила глаз на Гарри, что не удивительно, Гарри стал очень интересным в последнее время, она ничего не посмеет предпринять. Правилами школы романы между учителями и учениками запрещены. Придется этой профессорше подождать годика 2. Да и то, если Гарри согласен. А Гарри не согласен, правда?
– Не говори глупостей, Джинни, профессор Смит ничего такого не думает и не испытывает! – высунул из-под одеяла смущенное лицо Гарри.
– Я надеюсь, что это так. А если и не так, то мы ей аккуратно напомним про вездесущего профессора Снейпа! – хихикнула Джинни.
– Я знаю, что у профессора Снейпа есть волшебный глаз, наподобие, как у профессора Хмури, - отозвалась Луна. – Через него видно даже кто с кем целовался. Он носит его в кармане.
Все удивленно на неё посмотрели.
*
Когда Луна и Джинни ушли, Гермиона требовательно посмотрела на Гарри.
– Ей показалось, - ответил Гарри. – Кра… то есть профессор Смит…ну, Гермиона, этого не может быть!
– А почему она сидела сзади нас, а не с другими преподавателями! – воскликнула она.
– Не знаю, - пожал плечами Гарри.
– Я давно заметила, как она ходит вокруг тебя, ест глазами! То к руке прикоснется, то к плечу!
– Н-ну это все не имеет значения, ведь я к ней ничего… Я тебя люблю! – убежденно воскликнул Гарри.
– Но ты так на неё смотрел! – Гермиона не спускала с него ревнивых глаз.
– Уже не смотрю, я отгораживаюсь. И вообще, я не виноват, посмотри на других парней! Все от неё без ума! У неё точно в роду были вейлы! – начал оправдываться Гарри.
– Но признайся, что сначала она тебя волновала! – строго произнесла Гермиона.
– Это было неприятно, поверь! – искренне ответил Гарри. – Я поэтому и отгораживаюсь.
Гермиона обняла его. Она почувствовала, что Гарри говорит правду. И чего это её так разобрало? Не может Гарри после того, что было между ними, так просто переключиться на другую женщину, пусть даже такую красивую (и опытную, наверняка, стерву такую!).

*
Период повышенной чувствительности, который обещал профессор Дамблдор, начался. И для Гарри, и для Гермионы это был настоящий кошмар. Как они мысленно не отгораживались и не заслонялись, сквозь их непрочные блоки протекали чужие сильные эмоции: Рон дрожал от нетерпения и решимости отыграться с Хаффлпаффом, Невилл колотится от страха, что на сегодня не выучил урок, а вдруг его вызовут! Гарри передернуло, когда мимо прошел Малфой со своей стражей – прекрасное ощущение, что нырнул в грязную жижу. У кого-то болела голова, кто-то хотел в туалет – все эти ощущения перемешивались и заставляли Гарри и Гермиону сходить с ума. Становилось легче, если Гарри брал её за руку.
Но настоящий кошмар ждал Гарри на уроке профессора Смит. Гарри всего трусило, казалось, вся атмосфера в классе пропиталась возбуждением, вожделением и желанием. Это было невыносимо. Он уже намеревался выскочить из класса, когда к нему подошла Элизабет.
От смущения и отвращения Гарри забыл дышать. Она его хотела. Это было так же очевидно, как то, что рядом сидит Рон, лежат книги, сидят другие ученики. Она жадно на него смотрела, словно на вкусное блюдо, и этот голодный взгляд забирался под мантию, ощупывал его, оставляя на теле липкое ощущение, которое хотелось немедленно смыть. Гарри сам не помнил, как очутился в коридоре. Он хотел бежать. Куда? Наверное, в душевую. Голова гудела, к горлу подкатила тошнота, перед глазами маячили красные мушки.
– Идём, Поттер, - голос Снейпа, его железная хватка за руку. О, какое счастье, что от него не исходит НИЧЕГО! - Мисс Грейнджер, вам я советую под душ, потом придёте в мой кабинет.
Снейп поволок Гарри по коридору. Едва они свернули за угол, как Гарри рухнул на колени, и какое-то время ему казалось, что он умирает.
Эванеско! – донёслось до него раздраженное восклицание профессора зельеведения. – Вставай, Поттер, идём, я не собираюсь нести тебя на руках!
Гарри с трудом поднялся, колени саднили от удара об каменный пол. Рука Снейпа теперь держала его за шиворот. Потом он чувствовал, что его наклонили под кран с холодной водой и – стало легче. Тошнота почти прошла, перед глазами прояснилось, осталась только ужасно неприятное ощущение в паху.
– Надеюсь, ты теперь не будешь осуждать меня за то, что я несколько негативно отношусь к разврату в стенах школы, - насмешливо протянул Снейп, ведя Гарри в подземелье. – На кого это была такая реакция у всего класса, я имел в виду мужской половины? Ах, да, профессор Элизабет Смит. Красотка, так, кажется, вы её называете?! Я слышал, что она наделала много шума среди молодых людей, - Снейп открыл дверь в свой кабинет.
Гарри, согнувшись и скорчившись, вошёл следом за профессором.
– Очень полезное зелье, особенно для твоих сверстников, Поттер, я всё больше и больше хочу как можно быстрее научить студентов его готовить, - Снейп протянул Гарри стакан с жидкостью, похожей на Кока-Колу. Ужасные ощущения в теле заставили Гарри беспрекословно выпить всё до дна. Конечно, это не Кока-Кола, какая-то сладковато-прохладная гадость с мятным вкусом, но зато сразу стало лучше. Осталась только слабость и лёгкая дрожь в теле.
– Охлаждающее зелье, рецепт несложен, действие непродолжительное, если ты переживаешь по поводу… Проходите, мисс Грейнджер, надеюсь, с вами уже всё в порядке, так вот, если хотите совет, - Снейп пронаблюдал, как вошедшая Гермиона села рядом с Гарри, - если будет совсем невмоготу от чужих ощущений, то уходите в свою комнату, там вы уже успели свить себе уютное семейное гнёздышко. И ещё, будет лучше, если о ваших встречах по-прежнему никто не будет знать. Для всех ваших друзей, уже успевших заметить, как нежно и трогательно вы льнёте друг к другу, утверждайте, что дальше тисканья в пустом классе дело не заходило, не хватало, чтобы вся школа последовала вашему примеру. Поверьте, мистер Поттер, когда это произойдет, никакой блок не спасёт. Вам же разрешено в виде исключения, - Снейпа скривился в странной улыбке.
Неожиданно Гермиона заплакала. Гарри вздрогнул и удивленно повернулся к ней.
– Мне плохо, - сквозь всхлипывания проговорила она. – Чувствовать всё это – просто ужасно! Эти взгляды!.. Я не вынесу!

URL
2011-02-08 в 23:28 

DanielleCollinerouge
С лица Снейпа мгновенно исчезла улыбка. Гарри привлёк к себе вздрагивающую от рыданий Гермиону и тоскливо посмотрел перед собой. Неожиданно ему захотелось последовать её примеру. Нет, не перед Снейпом, потом.
– Успокойтесь, мисс Грейнджер, - пожалуй, это был самый мягкий тон, который Гарри когда-либо слышал от профессора зельеведения. Нет, такого голоса он не слышал, это было в первый раз. – Завтра будут готовы ваши обереги – вам станет легче. Но вы должны и дальше учиться ставить блоки на свои мысли и ощущения. Чем быстрее вы это сделаете, тем быстрее закончатся ваши страдания.
*
Следующие несколько дней стали настоящим испытанием. Особенно Гарри и Гермиона мучались, когда ученики шли есть (у Гарри возникало острое дежа вю – не очутился ли он взаперти у Дурслей, которые в честь его 12-летия решили поморить немного голодом) и, конечно же, когда оказывались возле старшекурсников, чьи гормоны слегка шалили. К величайшему сожалению Гарри, таким оказался и его лучший друг Рон. После того, как прошли его переживания по поводу ничьей с Хаффлпафом, Рон вспомнил о своих купленных в Хогсмиде горячих пчёлках.
– Когда же они у тебя кончатся, - прошипел Гарри, когда Рон сел рядом с ним на диване.
– Что? – не понял Рон.
– Рон, я тебя умоляю, думай о чем-нибудь другом, только не об этих дурацких пчёлках, - скривился Гарри.
– А как ты догадался? – удивился тот, краснея.
– Блокология, чёрт бы её побрал!
– Э-э-э, ты чего, мысли читать научился что ли? – опасливо спросил Рон, отодвигаясь от Гарри.
– Нет, просто я чувствую то, о чем сильно думают другие, Рон, - надо всё-таки сказать другу, что с ним происходит. Это же просто невыносимо носить всё в себе!
– О, ну, это, извини, - замялся Рон, - просто, Гарри, говорю тебе, если бы ты их попробовал! Ты бы тоже только про них и думал! У меня ещё осталось немного, хочешь дам?
– Нет, Рон, потом, - ну как ему объяснить, что это не поможет! Гарри мысленно устанавливал стенку. – К тому же Гермиона умеет чувствовать тоже.
Это известие Рона испугало. Он осмотрел гостиную в поисках девушки. Гермиона сидела, зарывшись в книги.
– Нет, ну это же не её дело, Гарри! – возмутился Рон.
– Не её, но она всё равно скажет! Думай лучше о квиддиче, ладно?
Обереги, данные Снейпом по просьбе Дамблдора, помогали, но Гарри и Гермиона всё же продолжали страдать, привыкая к новым для себя ощущениям – слышать эмоции вокруг и не обращать внимания. Особенно неприятным было испытывать на себе оценивающие взгляды. Гермионе всегда казалось, что из-за её заумности на неё никто не обращает внимания, как на девушку. Но, видимо, или она ошибалась, или эти времена остались в прошлом. Парни глазели ей вслед, некоторые даже мечтали. Теперь это совершенно не доставляло девушке никакого удовольствия, вызывая желание куда-нибудь сбежать, исчезнуть и раствориться. К своему величайшему сожалению, Гермиона обнаружила, что из желающих "мечтающих" были Малфой и Кребб. Видимо, это заметил и Гарри, потому как завибрировал от злости.
Гермиона прилежно выполняла все упражнения по блокологии, которые задавал им профессор Снейп, и уже через несколько дней её муки пошли на спад.
У Гарри успехи были куда скромнее: более или менее крепкий блок никак не хотел устанавливаться. Гарри и в прошлом старательно пытался не реагировать на то, как на него глазеют взрослые, ученики, как хихикают девчонки и завистливо шепчутся мальчишки, а то и просто тычут пальцем все, кому не лень. Теперь он не мог не ощущать взглядов оценивающих, испуганных, презрительных, восторженных и враждебных. Ему казалось, что все эти эмоции налипают на него слоем, от которого зудит кожа.

URL
2011-02-08 в 23:28 

DanielleCollinerouge
К вечеру третьего дня нервы Гарри были на пределе. Невозможность сосредоточиться на уроках, чувство обнаженности, пристальные ощупывания взглядами сводили с ума. Вдобавок ко всему семикурсники-гриффиндорцы принесли сливочного пива и тайком купленную бутылку огневиски – чтобы отметить день рождения своего друга. Через четверть часа Гарри показалось, что это он сам выпил около трёх бутылок пива и всё огневиски. Кружилась голова, хотелось пить, справить малую нужду и оттянуться с девушкой. И все эти желания, хоть и были чужими, доставляли неудобства ему.
Он выбежал из гостиной и помчался к картине с сэром коротышкой. С разбегу дернул за нос и влетел в свою комнату. Напряжение, так долго накапливающееся в нем, вырвалось наружу. Когда он плакал последний раз? Если не считать выступивших слёз на уроке Люпина, когда он услышал голоса своих погибающих родителей, и по убитому Сириусу, то так, чтобы навзрыд – наверное, в чулане, куда его, побитого Дадли и дружками, запихнула тётя Петунья. Да, тогда ему сильно разбили губу и нос. Что ж, таких долгих перерывов делать нельзя. Тогда, после возвращения с кладбища с телом Седрика от взрыва чувств его спасло зелье без снов. Теперь нет ни зелья, ни сил всё это терпеть. Гарри сел на пол, спрятал лицо в коленях и заплакал. Начав, он уже не мог остановиться, хотя чувствовал зашедшую Гермиону, затем видел её испуганное лицо, губы, говорящие, наверное, успокаивающие слова. Понимал, что это никуда не годится, что нужно взять себя в руки, но не мог, просто теперь уже уткнулся в её колени. Когда слезы кончились, пришло облегчение, настолько неожиданное, что Гарри даже удивлённо поморгал. Он поднял голову – Гермиона всхлипывала. Испугал, наверное, её, глупый! Гарри прижал девушку к себе и пробормотал что-то успокаивающее. Что-то изменилось в нем, прекратилось, закончилось, напряжение ушло и сменилось спокойствием.
*
Чувства, охватившие Гарри, не обманули. Он вернулся в гостиную под утро: возвращаться вечером даже не собирался; успокоившись, он и Гермиона долго лежали на своей постели, молча глядя в потолок, им было спокойно и уютно. Даже не хотелось говорить. Потом, очевидно, уснули, поскольку в половину восьмого Добби их разбудил. Надо будет что-то соврать Рону, почему его не было ночью на своем месте.
Итак, что-то изменилось. Выйдя в общий зал, Гарри понял что. Он теперь знал, как отгородиться от чужих эмоций. Нет, они никуда не исчезли, просто роились, словно мухи за стеклом. За ними теперь можно наблюдать: вот подходит Невилл, судорожно соображая, что он забыл; вот Джинни, она спокойная, только немного голодна, похоже, Рону вчера чуть-чуть перепало огневиски. А вот и Малфой со своей свитой. Что? Что такое? Сквозь острое презрительно-холодное лицо с бледными глазёнками проступает мопсовидная, еле заметная, словно в дымке, мордочка Пэнси Паркинсон. О, о, только не это, ещё видений не хватало! Гарри зажмурился и помотал головой. Это их дело, проходи быстрее, Малфой.
– В чем дело, Поттер, что ты отряхиваешься, словно пёс!? – Драко остановился прямо возле сидящего Гарри.
– Малфой, проходи быстрее, - поморщился Гарри.
Гермиона, сидевшая рядом, прыснула.
*
Новое состояние, в котором пребывали Гарри и Гермиона, было интересным, но странным, словно их вселили в новую огромную квартиру, в которой много неизвестного. Гарри не знал своих возможностей, но в тоже время интуитивно чувствовал их. Он видел, ощущал, читал – это было трудно описать даже самому себе – состояние учеников, особенно сильные эмоции словно пробивались сквозь невидимое стекло, и это не всегда было приятно. У Гарри было ощущение, что у него появился ещё один орган чувств. Было интересно, иногда страшно, а иногда неприятно – наблюдать за другими.
Лучше всего Гарри чувствовал себя рядом с Гермионой – от неё исходила теплая, приятная сосредоточенность.
*
Заходя в кабинет профессора Элизабет Смит, Гарри мысленно закрывался на все засовы, стараясь не ощущать то, что испытывает к нему знойная преподавательница. От Элизабет густыми волнами исходила привлекательность. Гарри поморщился – как быстро накаляется обстановка. Сколько ещё стенок ставить, чтобы не чувствовать, как рядом возбужден Рон, как сзади весь дрожит Невилл (созрел-таки, а бабушка переживала!), как вздыхает Симус, как, черт бы все это побрал, волнуются все парни этого класса и злятся девушки. Гарри казалось, что он попал в поле высокого напряжения.
– Гарри, ты неожиданно ушел с прошлого урока, не объяснился. Надеюсь, ты выполнил домашнее задание?
Какое домашнее задание!? Гарри казалось, что он все эти дни при смерти был и сегодня только начал жить.
– Нет, профессор Смит.
– Это никуда не годится, Гарри, я вынуждена тебя наказать. Останешься после урока, - и любовно посмотрела на плечи, рот… Хоть бы голос сделала хотя бы похожий на строгий! Гермиона рывком подняла руку.
– Что, мисс…мисс
– Грейнджер, - подсказала Гермиона, - я тоже не сделала домашнее задание! Причина уважительная. Гарри и я плохо себя чувствовали. Профессор Снейп подтвердит, он встретил нас, когда мы вышли из вашего класса. Нам задали много уроков и поэтому мы не успели выучить то, что вы задали. Обязуемся за выходные написать реферат.
– Д-да, хорошо, если так, - неохотно согласилась Элизабет. Теперь от неё исходило сильное недовольство.
Гарри облегченно вздохнул, ему не хотелось находиться рядом с Красоткой ни одной лишней минуты. Войдя в кабинет профессора Макгонагал, Гарри облегченно вздохнул. Никаких сексуальных флюид!
*
Сова Гермионы принесла письмо от её родителей. Они просили её приехать на выходные, чтобы дочь смогла поприсутствовать на награждении отца званием «Стоматолог года». Макгонагал разрешила Гермионе уехать.
Гарри не знал, куда себя деть. Суббота длилась бесконечно долго. Он пытался сосредоточиться над уроками, погонял с командой Рона на метле и даже вечером послушал смешные анекдоты гриффиндорцев. Но ему казалось, что он просто торопит время, наспех живет и ждет, когда вернется Гермиона.
– Чего ты такой кислый? – спросил его Рон.
– Да так… наверное, устал, - ответил Гарри.
– Слушай, я все вот хотел спросить у тебя. Ты мысли научился читать или нет?
– Немного, - осторожно ответил Гарри. – Только самые сильные.
– Здорово! А о чем думает Малфой?
– Как с Пэнси уединиться, - усмехнулся Гарри.
– Шутишь! – прыснул Рон. – Она же страшная, толстая и дура к тому же!
– А ему любопытно.
– А о чем думаю я, ты знаешь? – спросил Рон.
– О квидиче и горячих пчелках, - пожал плечами Гарри.
Рон смущенно захихикал.
– Ну… и да, и нет. Понимаешь, Гарри, кажется, я… того… влюбился, - страшным шепотом произнес он.
– Поздравляю, - кивнул Гарри.
– Да поздравлять, собственно, как бы и не надо… Я влюбился не в девчонку, - Рон почесал затылок и виновато скривился, - а в Красотку.
«Тоже мне, удивил!» – мысленно усмехнулся Гарри. – В последнее время Рон только и делал, что думал о ней.
– В Красотку все влюблены, - буднично проговорил Гарри.
– Что, и ты!?
– Нет, я нет, - испугался он. Ещё не хватало здесь сцены ревности. – Я имел в виду, что многие парни в неё влюблены. Она очень яркая… и невероятно красивая.
– Не знаю, как на счет остальных, но я… вижу, что тоже ей нравлюсь, Гарри! Она меня за руки брала на уроке, как будто случайно, но это было…супер! Я от неё схожу с ума!
Так вот оно что! Каждому парню видится, что Элизабет хочет именно его! Гарри даже облегченно вздохнул. Все в порядке, профессор Смит вовсе не жаждет его, все только казалось!
– Гарри! Я … ну, в общем, читай сам, ты же умеешь! – воскликнул Рон.
«Да понял я, что ты её хочешь!» – Гарри скрестил руки.
– Послушай, Рон, она вейла или что-то в этом роде – вот тебя и ведёт, - пояснил он.
– А тебя почему не ведет? – возмутился Рон.
– Меня тоже ведет, вернее, вело, я пытаюсь заслоняться.
– Да? – оживился Рон. – Ты тоже её хочешь?
– Нет, ты что, это же нельзя, она учитель!
– Ну и что, я пищу от неё! Когда вижу, то…
– Рон, постарайся успокоиться, она… не нужна тебе, влюбись лучше в девчонку, нормальную девчонку. Луна, например, она совсем не против встречаться с тобой, - принялся уговаривать его Гарри.
– Та ну её, чокнутая Лунатичка, у неё же не все дома! Красотка – это другое дело!
*

URL
2011-02-08 в 23:29 

DanielleCollinerouge
*
Утром Гарри встал рано, ночь прошла в каком-то муторном сне. Поэтому едва он вынырнул из этого не слишком радостного состояния, то не стал вылёживать, а умылся, оделся и пошёл в совятню. Хедвига давно сидела без работы, и Гарри начал опасаться, что она скоро совсем одичает. Послать любовную записку Гермионе, пусть повеселится.
Бедняга Рон запал на Красотку, нужно ему помочь. Очень скучаю.
Давай, напиши это, ты же уже говорил это в слух ей и не раз, ну, три-четыре. И люблю. Возвращайся поскорее. Интересно, а про Рона зачем написал? Может, у Гермионы возникнет пара идей, как переключить Рона на Луну. Девчонка такая хорошая – с ней рядом можно нормально стоять, не ощущая никакой гадости, только приятное замирание и смущение, когда его друг нарисовывается на горизонте. Скоро матч с Рейвенклов, а эта бедняжка даже не собирается болеть за свою команду!
Подписываться незачем, Хедвига и его почерк (правда, почему-то изменившийся) – Гермиона поймет и, наверное, обрадуется. Итак, с первой тебя любовной запиской, Гарри, - поздравил он себя и привязал на лапку ухающей совы кусочек пергамента. Хедвига улетела со скоростью реактивного самолёта. Ну и замечательно, значит, Гермиона быстрее получит его послание.
– Короче, пацаны, Красотка на меня положила глаз, - услышал Гарри ненавистное растягивание слов.
Ну, конечно, Малфой и его верные Кребб и Гойл! Гарри спрятался за угол. Ему не хотелось встречаться с этой троицей и выслушивать их гаденькие остроты в свой адрес.
– Везёт тебе, - завистливо прогудел Кребб. – Тебя и Пэнси любит.
– Маркиз, лети, типа, сюда, - лениво и самодовольно позвал Малфой своего филина, - отнеси моему старику, - Драко привязал письмо.
Гарри вспомнил, что Люциуса Малфоя так ревностно и серьёзно собирались упрятать в Азкабан, но ограничились пока тем, что просто не трогали. Наверное, опять оправдали, поскольку действовал под заклятием «Империус», а может, у Малфоя-старшего было достаточно компромата на некоторых сотрудников министерства, вроде Фаджа или Амбридж, которую, кстати, тоже почему-то не посадили в Азкабан, а всего лишь сделали строгий выговор. Мило, дементоры, перо и едва не наложенное на него, Гарри, Круцио. Ну, перегнула немного палку, с кем не бывает в трудное для министерства время?
– Да, любит, прикинь, сама предложила. Я не дурак отказываться, это, пацаны, будет покруче всякой гадости типа горячих пчёлок, - Малфой ухмылялся.
– А Снейп тебе ничего не сказал? А то я, ну… он посоветовал выпить Охлаждающего зелья.
– А мне ничего. Ни одного замечания! А хоть бы и сказал! Старик говорил, что в былые времена, короче, наш зельевед был ничего. Даже слегка повздорил с папиком из-за какой-то красотки французской.
Кребб и Гойл заржали. Малфой снисходительно ухмылялся.
– Только я не понял, что за фигня случилась с нашим деканом сейчас. Такой имидж, туши свет! Но всё же держу пари, что он иногда заглядывает в Лютный переулок.
Кребб и Гойл снова заржали, Драко картинно закинул голову в приступе смеха.
– Да, кстати, Гойл, я спросил у своего старика, что за фигня с тобой. Ты, короче, голубой, так это магглы называют. Среди волшебников случай редкий, так что тебе надо искать какого-нибудь мага-извращенца или топать к магглам, там у них таких даже женят в некоторых странах.
– Не, я к магглам не хочу, - расстроился Гойл.
– Так тебе, правда, парни нравятся? – сощурился Драко. Кребб хихикал.
– Ну… - промычал Гойл. – Да.
– Так мне, типа, опасно с тобой ходить? – Малфой переглянулся с Креббом.
– Не, Драко, ты того, просто друг, ты классный!
– Хорошо, - кивнул тот. – Так ты не скажешь, кто конкретно тебе нравится? Я бы попросил для тебя приворотного зелья у профессора Снейпа и…
Малфой и Кребб снова загоготали.
– Не, ну, не надо, ребята, - смущенно мялся Гойл. – Ну, Драко, я ж, того, поделился с тобой сокровенным.
– Мы тоже с тобой делимся сокровенным. Я же тебе рассказал, что делал с Пенси, даже Кребб поведал нам, о ком мечтает, когда жрёт эти батончики, а ты так нам ничего и не сказал, Гойл, нехорошо, - Малфой повернулся к своему мнущемуся телохранителю.
Гарри тяжело дышал, прижавшись к стене. От переполнявшего его отвращения, казалось, накалился воздух. Гарри даже показалось, что сейчас вся эта совятня вспыхнет от его злости.
***

URL
2011-02-08 в 23:29 

DanielleCollinerouge
Гарри не мог припомнить более длинного воскресенья, чем это. Он доучил все уроки и даже написал реферат по защите от темных сил (Гермиона ведь за него поручилась перед этой супер-теткой), поприсутствовал на тренировке Рона, пораскрывал некоторые секреты поимки снитча и даже зашёл к Хагриду. Тут Гарри ждал новый сюрприз. Рядом с великаном без сильного блока было находиться так же захватывающе, как лететь ввысь на горящем фитиле – вот-вот рванёт. Эмоции у Хагрида были такие же мощные, как и он сам. Поэтому Гарри не долго выдержал чаепития у старого друга и сбежал в гриффиндорскую гостиную. Там он поморщился от метушащихся детей, шепчущихся о парнях девушек, обсуждающих Красотку парней (чтоб её, такое ощущение, что её хотят все парни с 4 по 7 курс!). Надо, пожалуй, идти в свою комнату. Гермиона, скорее всего, вернётся завтра перед уроками, но спать всё равно нужно в их постели, возможно, она напиталась её теплом и энергией. Спать вторую ночь подряд в спальне, наэлектризованной эротическими фантазиями сверстников, Гарри не хотел.
Сославшись на усталость, Гарри сказал Рону, что отправляется спать. Тщательно взбив одеяло и завесив свою кровать пологом, накинул мантию-невидимку и тихонько вышел из гостиной.
Пререкания с сэром Кэдоганом были недолгими – Добби, услышав голос хозяина, открыл дверь. Гарри забрался на широкую кровать, лег на подушки. Всё-таки надо вымыться. Пока что вода – это самое универсальное средство для снятия следов от чужих эмоций.
В последнее время Гарри предпочитал мыться в ванной, что находилась рядом с его комнатой. В Хогвартсе одноклассники не слишком стеснялись друг друга, когда мылись в душевой. Но что-то все-таки изменилось. Мужская часть гриффиндорцев-шестикурсников тайком наблюдала друг за другом, все ли в порядке с их взрослеющими телами. И как это раньше Гарри не замечал этого? Едва в воздухе начало ощущаться это любопытство, он не мог больше купаться при других. И хотя с телом у него было все в порядке, все равно нечего на него пялиться!
Гарри открыл для себя ещё одну прелесть волшебного мира – ему не надо было (и в перспективе тоже) каждое утро или вечер сражаться с бритвой. О, когда этот ритуал происходил впервые с Дадли, сколько было шуму на Привит-Драйв, 4! А в мире магов волшебный лосьйон «Золотой лев», традиционно любимый не одним поколением гриффиндорцев (не то, что эта гадость слизеринский «Зеленый дракон»), избавляет от юношеского пушка на целую неделю.
Гарри надел чистую пижаму (Добби уже успел незаметно её принести) и вышел из ванной. С удовольствием упал на мягкое покрывало. Как замечательно – никакого слоя на коже, только чистота и спокойствие. Жаль только, что нет Гермионы. Кажется, она отсутствует целую вечность.
Дверь, верно хранимая Кэдоганом, открылась. Гарри вздрогнул и приподнялся. Гермиона! Девушка стояла в дорожной мантии с портфелем, перекинутым через плечо. На лице сияла счастливая улыбка.
– Я ужасно соскучилась, решила вернуться вечером, а не утром. Совсем отвыкла спать у родителей. Сны снятся какие-то муторные.
*
– В общем, церемония была очень помпезной, я устала просто смертельно, тем более, что… ты же знаешь, нам теперь нужно все время блокироваться, - рассказывала Гермиона, перебирая непослушные пряди волос Гарри.
– В следующий раз поедешь со мной, ведь ты так у меня ни разу и не был в гостях. У родителей очень хорошая маггловская квартира, вполне современная. Я сказала маме, что мы встречаемся.
– Сказала!? – изумился Гарри. – И как она отреагировала?
– Успокойся. Конечно, я сказала ей не все. Она и папа просто бы упали в обморок! – Гермиона продолжила взъерошивать его волосы. – Мама полагает, что мы ходим вместе, держимся за руки, а иногда ты, замерев от страха и смущения, меня целуешь… в щеку. Я ведь всегда была правильной девочкой. Родители мне доверяют. Они даже обрадовались, что у меня появился ты, ведь это значит, что я нормальная девушка.
Гарри жмурился от приятных ощущений.

URL
2011-02-08 в 23:30 

DanielleCollinerouge
Глава 21. Война с Элизабет Смит
Гермиона пристально следила за Элизабет Смит, которая, как казалось девушке, делала вокруг Гарри слишком опасные круги. Девушка пыталась залезть в её голову и точно узнать, какие у Красотки планы на Гарри. Однако, это оказалось очень трудно. У профессора Смит была неприятно-тягучая энергетика, насыщенная эротическими волнами, и Гермиона вынуждена была отгораживаться, поскольку её от подобных ощущений сильно мутило. Девушке удалось уловить, что Красотка хочет касаться Гарри и пытается делать это под благовидными предлогами.
Гарри изо всех сил старался отгородиться от нескромных желаний Элизабет расстегнуть ему мантию, коснуться груди, шеи. Да что ж это такое! Он тряхнул головой. Неужели мерещится?!
– Профессор Смит, поясните ещё раз это движение! – ледяной голос Гермионы. Фух! Эротическая атака прервана. Элизабет неохотно повернулась к Гермионе. Девушка гудела от злости и изобретала все новые способы отвлечь Красотку от Гарри.
Гарри не знал, что и думать. Бедняга Рон прожужжал ему все уши о том, сколько раз Красотка коснулась его, взглянула на него, улыбнулась ему. А ещё Гарри знал, что он грезит о ней, когда засыпает за пологом.
– Гарри, ты не правильно держишь палочку, - выдернул его из собственных мыслей голос Элизабет. – Нужно так, - её руки взяли пальцы Гарри и неловко коснулись ладони. Гарри, вздрогнув, высвободил руку.
– Вот так, Гарри, - Красотка поправила волшебную палочку, - голову вот так. Руку вот так. Палочку так. Теперь произноси заклинание, - Элизабет, наконец, отпустила его. Гарри вяло проронил волшебную формулу – никакого результата, только почему-то закружилась голова.
– Попробуй ещё, - предложила Красотка.
Гарри стряхнул наваждение, сосредоточился – получилось.
– Уже лучше, но все же не так, как надо, - покачала замысловато причесанной головкой Элизабет.
В конце урока Гермиона к своему ужасу и возмущению услышала, что Элизабет назначила Гарри отработку – дополнительный урок на 8 вечера.
– Ты никуда не пойдешь! – не терпящим возражений тоном жестко произнесла Гермиона, едва они вышли из кабинета.
– Но… тогда она назначит мне наказание, - возразил Гарри.
– Я приду и скажу, что ты заболел!
– А потом, когда она увидит меня здоровым? – спросил Гарри.
– Придумаю ещё что-нибудь!
– Гермиона, неужели ты серьёзно полагаешь, что она изнасилует меня прямо в классной комнате?! – Гарри даже улыбнулся.
– Я уже не знаю, что думать, когда у неё такие мысли! Она же вьётся вокруг тебя! – Гермиона задрожала от возмущения.
– Она не посмеет ничего сделать, ведь это запрещено правилами, аморально в конце концов! – успокаивал её Гарри.
– Кажется, правилами школы не предусмотрено заводить себе любимчиков и изысканно придираться к непонравившимся ученикам! Однако профессор Снейп именно это и делает! – возразила Гермиона.
– То другое дело. Скрипя зубами, он вынужден ставить мне хорошие отметки, а все свои придирки оправдает оговорками к правилам. Но не может же преподавательница совратить ученика!
– Даже если она поцелует тебя, я… я… не могу этого допустить! Я ревную, разве не понятно! – Гермиона отвернула пылающее лицо.
– Хорошо, - Гарри взял её за плечи, - в крайнем случае, я наложу на неё Петрификус тоталус или Импедимента, идет?
Губы Гермионы задрожали в сдерживаемой улыбке.
– Придумала! – вдруг воскликнула она. – На дополнительный урок я пойду с тобой, скажу, что плохо поняла заклинание, при мне она не посмеет к тебе полезть!
Эта идея понравилась Гарри, хотя он и считал эту меру предосторожности излишней и все больше склонялся к мысли, что Элизабет заставляет его так думать, а не думает на самом деле.
Приход Гермионы на дополнительный урок вызвал у Элизабет Смит раздражение, что утвердило худшие опасения у девушки. Её чувствительность позволила прочитать, что в планы Красотки входило остаться с Гарри наедине. Поскольку они были нарушены, то она вяло позанималась с Гарри и Гермионой не более 15 минут и, недовольно поджав губы, отпустила их.

URL
2011-02-08 в 23:30 

DanielleCollinerouge
*
– Что я говорила, Гарри! – горячо выговаривала Гермиона, возвращаясь в гриффиндорскую гостиную. – Видел, как она разозлилась, когда увидела меня!
– Но Гермиона, постели в классе не было! – Гарри пытался свести все к шутке, хотя в душе понимал, что Гермиона говорит правильно.
– Это необязательно делать в постели, - хмыкнула Гермиона. – У Малфоя и Паркинсон нет комнаты сэра Кэдогана, они прекрасно справляются в пустом классе.
– Откуда ты знаешь? – прыснул Гарри.
– На твоей волшебной карте две точки с соответствующими надписями почти слились воедино. Только не говори, что они отрабатывали манящие чары на будущие НОЧи, - хмыкнула Гермиона.
Гарри едва не свалился со ступенек.
– Я даже не обратил внимания! Смотрел только на Пивза и Филча, - Гарри спотыкался от смеха. – Но Гермиона, в классной комнате… там же неудобно, да и опасно… Пивз может влететь сквозь доску в самый интересный момент! Не говоря уже о кошке Филча!
– Гарри, - Гермиона даже головой покачала. – Какой ты наивный! Не они первые…При желании место можно найти всегда. Я чувствую себя испорченной девчонкой рядом с тобой.
– А я ослом, - ответил он.
Гермиона обняла его.
– Смотрите, пацаны, тут, типа, любовь, - раздался голос Малфоя.
Гарри закатил глаза – легок на помине!
– Зажимаешь грязнокровку прямо на лестнице? – Малфой скалился. – Может, позовем профессора Снейпа, а, Кребб? Или накажем их сами, как думаешь, Гойл?
– Оставьте нас в покое, - потребовала Гермиона.
– А что же вы рыжего своего бросили? – ехидно осведомился Малфой. – Или сегодня твоя очередь, Поттер?
Гарри сжал кулаки. Кребб и Гойл загоготали.
– Так, парни, - как можно спокойнее произнес Гарри, - кажется, вы искали пустой класс? Не смею задерживать!
Гермиона зажала себе рот рукой и зажмурилась от смеха.
– Ты на что-то намекаешь, Поттер? – угрожающе процедил Малфой.
– Да, и очень удивлен, что ты настолько тупой, что до сих пор не понял этого намека, - спокойно ответил Гарри.
Слизеринцы выхватили палочки и кинулись на Гарри и Гермиону. Гарри сосредоточенно на них взглянул. Гермиона сделала то же самое. Троица с грохотом покатилась по ступенькам. Гарри вынул волшебную палочку и направил её на Малфоя.
– Никогда не лезь ко мне первым, Малфой, - усмехнулся он, - я приношу тебе неудачи. Вот уже и спотыкаться начал почти на ровном месте.
Малфой, красный от злости, вскинул палочку и крикнул:
– Фурункулюс!
Гарри взмахнул своей палочкой – щит. Заклинание отразилось и вернулось к Малфою. Коридор заполнил его завывания.
– Отведите его к мадам Помфри, неужели не видно, что вашему господину больно.
*
После неудачной попытки провести с Гарри дополнительный урок, профессор Смит назначила дежурство в классе – якобы для того, чтобы помочь приготовить класс к следующему уроку. Поскольку никто прежде из учителей не назначал такого в качестве обязанности, а только как наказание, то Гермиона сразу поняла, куда дует ветер. Она уже придумала тысячу и один ответ на назначение Гарри дежурным. К её удивлению, Элизабет первым назначила Невилла. Взглянув на его пухло-мальчишеское лицо и нескладно-подростковую фигуру, Гермиона прищурила глаза – не проведешь. Бедняга Лонгботтом для отвода глаз. Однако, едва он вернулся после дежурства, девушка кинулась с расспросами. Невилл, слегка краснея, объяснил, что всего лишь носил книги из библиотеки и раскладывал их на партах. А ещё она мило пожала мне руку, когда прощалась, дочитала в его мыслях Гермиона. Что ж, подождём, пока ты назначишь Гарри.
Тем временем наступил день встречи в матче по квиддичу команд Гриффиндора и Рейвенклов. Накануне Гарри и Гермиону вызвал к себе Дамблдор и попросил на всякий случай не присутствовать на стадионе.
– Северус похвалил ваши успехи, но и я, и он считаем, что ваши блоки всё ещё слабы, вы опять можете потерять сознание от взрыва очень бурных эмоций учеников, - пояснил директор.
– Представляю, как звучала эта речь из первых уст, - хмыкнул Гарри, когда они вышли из кабинета Дамблдора.
– Ты о чем? – не сразу догадалась Гермиона.
– Поттер и Грейнджер до сих пор не умеют держать сильный блок, директор, хотя это не сравнить с тем убожеством, которое они демонстрировали на первых уроках, - перекривил Гарри Снейпа.
Гермиона рассмеялась.
– Я совсем забыл тебе сказать, - вдруг спохватился Гарри.
– Что? – заинтриговано спросила девушка.
– Тогда, в совятне, Малфой сказал, будто слышал от отца, что в былые времена Снейп был ого-го и якобы он и Малфой-старший даже сцепились из-за женщины, - ответил Гарри.
– Да? – глаза Гермионы засветились любопытством. – Наверное, это было тогда, когда он был пожирателем смерти.
– Если честно, Гермиона, я не могу себе представить женщину Снейпа.
Девушка помотала головой.
– Гарри, у него такие ужасные грязные волосы, мантия пропахла зельями, и этот запах далеко не твой «Золотой лев», хотя и запах у этого льва не слишком изысканный. Извини, мы о Снейпе. Он выглядит ужасно. Я разговаривала с девушками постарше меня, представь, никто никогда в него не влюблялся! Гарри, а ведь он ещё молодой!
– А кто в него может влюбиться, если он зыркает своими глазищами и летает по школе, как огромная престарелая летучая мышь! Даже оригиналка Луна и то не считает его хотя бы условно привлекательным!
– Он обозлён, и мне даже кажется, что он нарочно подчёркивает свою злость, вот только почему? Может, у него вообще никогда не было женщины, а ту, единственную, которая ему понравилась, увел Малфой?
Гарри кивнул, но задумался. Немного помолчав, он вдруг произнёс:
– Нет, женщина у него была…наверное, ведь тогда, помнишь, он оставил меня в кабинете и кое-что сказал о нас с тобой…
– Ты тогда ещё сам не свой был, - вспомнила Гермиона. – Может, теперь ты уже сможешь сказать, что тебе наговорил этот профессор?
– Неприятно это осознавать, но он дал мне пару советов…и это помогло, - неохотно вздохнул Гарри.
– Представляю, как он тебе советовал, - посочувствовала Гермиона.
– Я думал потом, что это мне привиделось, - снова вздохнул Гарри.
– Давай на следующем уроке зельеведения, пока он отвлечётся, заглянем за его стену, - предложила Гермиона. – Возможно, когда мы узнаем причину его озлобленности, то перестанем на него обижаться. Знаешь, Гарри, ведь он меня, как и тебя, здорово достал своими подколами!
Гарри согласно покивал. Они вошли в гриффиндорскую гостиную. К их удивлению Рона среди учеников не было.
– А где Рон? – спросил Гарри у сидящих возле камина парней и девушек.
– Дежурит у Красотки, - завистливо ответил Симус.
Гарри и Гермиона переглянулись.
– Но ведь завтра матч по квиддичу! – удивилась Гермиона. – Я думала, ему не до дежурства.
– А он так не считает, помчался к ней без памяти, - едко произнесла Джинни.
Рон в неё влюблён и может наделать глупостей, - Гарри выразительно посмотрел на Гермиону.
Ничего с ним страшного не будет, Гарри, она охотится на тебя!
– Надеюсь, дежурство пройдёт благополучно, - многозначительно произнёс Гарри.
Рон вернулся такой счастливый, что Гарри срочно принялся прислушиваться к нему. Конечно же, ничего не произошло, а нет, Красотка улыбалась ему, я ей нравлюсь, Гарри!!! Гермиона хмыкнула, пожелала доброй ночи и ушла в спальню для девочек.
– Гарри, - Рон едва не висел на его руке, когда они поднимались в спальню, - она так на меня смотрела, так со мной разговаривала! А потом, когда я уходил, она взяла меня за руку и сказала, что завтра я должен выиграть! Гарри, если Джинни не поймает снитч, я убью её!
Гарри уже приготовился терпеливо слушать великолепный рассказ о подробностях дежурства у Красотки, но Рон устало замолчал и уснул, даже не переодевшись в пижаму.

URL
2011-02-08 в 23:31 

DanielleCollinerouge
Глава 22. Победа Рона


На время матча Гарри и Гермиона остались в школе, и Гарри даже в гостиной ощущал, как весь вибрирует от сильнейших эмоций, исходящих от поля для квиддича. Гермиона тоже недовольно морщилась, но Гарри знал, что у неё держать блок получается лучше, поэтому ей легче. Он пробовал читать, но дрожь в теле мешала сосредоточиться, голова стала тяжёлой.
– Ребята сегодня разошлись не на шутку, - поморщилась Гермиона. – Боюсь, какую-то команду, как вы, квиддичисты выражаетесь, раскатывают в сухую!
***
В сухую раскатали Рейвенклов, Рон отбил все мячи до единого, а Джинни, очевидно, опасавшаяся за свою жизнь, поймала снитч. Гриффиндорцы несли своего капитана и его сестру на руках. Потом была бурная вечеринка, и кто-то притащил огневиски. Гермиона поняла, что сегодня от этого взрослого напитка Рона не спасёт даже должность старосты, поэтому ничего ему не сказала, а только мысленно укрепила блок.
Гарри честно отгораживался от общего хмельного веселья и ликования, но, похоже, эмоции гриффиндорцев били через край, от глотка огневиски его повело так, словно он выпил целую бутылку, а от небольшого пирожного едва не лопался живот. Он выбрался из общей кучи и поплёлся в спальню, надеясь, что там ему будет легче.
– Гарри, просыпайся, - донеслось до него. Гарри разлепил веки и увидел над собой счастливого и пьяного Рона.
– Макгонагал нам уже дала чертей, представляешь!? Вот ведь вредная бабка! Ведёт себя иногда хуже Снейпа! Гарри, - Рон расплылся в улыбке, - я выиграл, мы выиграли, а знаешь почему?
– Потому что ты молодец, Рон, - Гарри приподнялся на подушках.
– Нет, меня вдохновила Красотка! Она болела за меня, я видел её среди гриффиндорцев! Как ты думаешь, если наш роман от всех скрывать, из этого что-то выйдет?
– Рон, я не уверен, что она тебя любит, просто она пожелала тебе удачи, и это помогло. Успокойся.
– Я ей нравлюсь, Гарри, это точно! – возмутился Рон. – Она на всех уроках только на меня и смотрит, за руку часто берёт!
Мерещится!
– Ну, хорошо, допустим, ты ей нравишься, но пока ты учишься в школе, забудь о том, о чем думаешь, - сказал Гарри, потирая лоб – нет, все-таки Рон перебрал.
– Да, пожалуй, - протянул задумчиво Рон и вдруг прошептал, - я о ней мечтаю… А ты о ком-нибудь мечтаешь, Гарри?
Он в ответ неопределенно пожал плечами.
– Ну ты даешь! Ты что железный, что ли? Вот, возьми, давай отметим мою победу! – Рон в порыве чувств даже схватил друга за пижамную куртку.
– Что, опять горячая пчелка?
– Нет, лучше, это батончик! Близнецы постарались, высший сорт! Дорого – аж жуть, но для тебя не жалко! – Рон вскочил, заглянул в свою тумбочку, порылся в ней и достал два батончика, завернутых в красную фольгу. – Пчёлки отдыхают, Гарри! На!
Гарри понял, что отказ равносилен обиде. Поэтому взял конфету. Рон задернул полог и сел на его постель.
– Ешь, говорю тебе, класс!
– А ты? – растерянно спросил Гарри.
– И я, а ты чего, стесняешься что ли? Да брось, всё нормально. Давай, жуй! – шептал Рон.
Гарри молча смотрел на батончик, не решаясь его надкусить.
– Ладно, я первый, - понял Рон и зашелестел оберткой.
Гарри мысленно закрыл перед глазами ворота. Это не было хорошо, чужие фантазии ему были неприятны, от них по телу словно бегали кусачие муравьи. Интересно, когда завтра Рон протрезвеет, куда будет прятать глаза? Но, похоже, Рон уже протрезвел и совсем не собирался прятать от Гарри глаза. Тяжело дыша, он победоносно посмотрел на друга.
– Полный улёт! Давай, теперь ты! – подтолкнул его.
Гарри набрал воздуха в легкие и начал жевать батончик. На его лице появилось сосредоточенность. С напряженным интересом он запихнул в рот остатки батончика. Сердце билось часто и громко, и Гарри сам не знал – уже от батончика или просто от любопытства. Ну?
Приятная волна побежала по телу, знакомое тепло разлилось по жилкам, стекая к паху, Гарри задержал дыхание, закрыл глаза… Коротко тряхнуло вялым всплеском не столько удовольствия, сколько облегчения. Гарри разочаровано открыл глаза – и все? Словно глотаешь маггловскую бурду в жестяной банке после ароматного горячего сливочного пива. Гарри даже стало неловко за свою искушенность, но гораздо сильнее было чувство разочарования. Он ощутил себя обманутым.
– Что это за ерунда? – пробормотал он.
Рон уставился на Гарри так, что тот испугался.
– Т-ты чего? – ошеломленно проговорил Рон.
Приятное чувство улетучилось. Гарри рассеяно крутил в пальцах обертку.
– Неужели бракованная? Тебе больно? – Рон уже забеспокоился.
– Да нет, можно даже сказать, что приятно. Нет, Рон, ешь их сам!
Рон вдруг посмотрел на него с огромным сочувствием.
*
Гарри уже был не рад, что поддался на уговоры Рона и попробовал этот дурацкий батончик, а вернее, сожалел, что не хватило ума прикинуться, что был "класс!", ведь Рон не умеет считывать чужие ощущения. Теперь, общаясь с ним, Гарри видел: Рон переживает, что с Гарри что-то не так, что его бедный друг пострадал от ужасного воспитания Дурслей. Иногда Гарри хотелось сказать, что с ним всё в порядке, но пока он не находил в себе сил рассказать про Гермиону. Это слишком лично. Поэтому он старался избегать в разговорах с Роном щекотливых тем, что было не слишком трудно, больше всего Рона беспокоили его отношения с Красоткой. Собственно отношений никаких не было и, как считал Гарри, быть не могло. Рон, как и остальные парни, пал жертвой волшебно-эротических флюидов Элизабет – правнучки какой-то вейлы или её внучатой племянницы или что-то ещё в таком духе. Гарри теперь был в этом уверен. Он видел, что профессор Смит не сводит с него глаз, Рону кажется тоже самое, на это надеялся робкий Невилл, в этом был уверен Драко и т.д. и т. п.

URL
2011-02-08 в 23:31 

DanielleCollinerouge
Глава 23. О словах и их значениях
Снейп в последние несколько дней явно переживал новый приступ озлобленности. На его уроках теперь нужно было готовить зелье в паре, поскольку большая часть ингредиентов нужно было бросать в котел только что нарезанными или только что приготовленными. Гарри работал с Гермионой, Рону досталась Парвати Патил. Зелье Гарри и Гермионы в точности совпадало по описанию с образцом, выставленном на всеобщее обозрение на столе Снейпа. Реакция профессора на их труды была неожиданной.
– Прошу обратить внимание на зелье Поттер-Грейнджер, превосходно, вряд ли бы кто-то сварил лучше, очевидно партнёры работали слаженно, дружно, понимая друг друга с полуслова и полувзгляда. Видимо, я недооценивал фактор разности полов в приготовлении особо сложных зелий, что ж это нужно учесть. Да, и моя теория подтверждается! – Снейп с ехидной улыбкой подошёл к столу Рона и зачерпнул вязкой бурды из его котла. – Как видите, это совершенные помои, а ведь когда мисс Патил варит настойку сама, у неё иногда бывают оценки «хорошо».
Рон вспыхнул. Гарри и Гермиона захотели провалиться куда-нибудь, Парвати гневно стрельнула глазами в Рона и Снейпа.
– Браво, Поттер, мисс Грейнджер, мои поздравления, с чистой совестью ставлю вам «отлично».
За что вы так! – Гермиона пустила эту мысль словно стрелу в непробиваемую стенку Снейпового блока. И вдруг поняла, почувствовала, что профессор злится только на Гарри! Неужели это зависть? А может, просто показалось?
– Какая скотина, тварь! – рычал Рон. – Я убью его, он поставил мне «ужасно»! А что же он не сказал ничего по поводу своего любимого Драко, который сварил какую-то ….в паре с Флинтом!
– Рон! - непроизвольно вскрикнула Гермиона, услышав, что он сказал.
– Что, Рон! – заорал он. – Я его пришибу, напою той гадостью, что сварил по его милости! А Гарри, так похвалил его, что лучше б побил!
Гарри, плотно сжав губы, шёл рядом.
– Он просто не хотел ему ставить «отлично», а некуда деваться, вот и вывернул ситуацию, - пояснила Гермиона.
– Слушай, а давай на следующем уроке ты будешь в паре со мной, мне же надо исправлять это «ужасно», - вдруг попросил Рон.
Гарри что-то кольнуло. Нет, так нельзя, к чему здесь эта глупая ревность? Но Снейп! Гарри несколько раз попытался осторожно считать с него информацию – глухая стена. Но потом показалось, что… Нет, это просто раздражение, из-за того, что Гарри начала поддаваться тонкая наука зельеведение.
Следующие уроки были не лучше, если не хуже. Гермиона в паре с Роном сварила зелье, на которое Снейп экспромтом сочинил убийственный памфлет, порекомендовав ей не менять партнеров и вернуться к Поттеру, который тоже не сподобился на что-то дельное с Парвати. Гарри пылал от его намеков и хихиканья класса. Рон сжимал кулаки, а Гермиона безуспешно пыталась пробить блок усмехающегося профессора, пока не получила мысленный толчок «Не лезь сюда, глупая девчонка!»
На следующем уроке Снейп вдруг тихо осведомился у Гарри, куда подевался его дешёвый фирменный гриффиндорский запах.
– Вам жена посоветовала не пользоваться этой гадостью? Что ж у мисс Грейнджер хороший вкус. Если вам интересно, мистер Поттер, что эта, - Снейп втянул воздух и усмехнулся, - «Бездна свежести» – украденный у магглов «Hugo boss», подвергнутый соответствующим заклинаниям от подросткового пушка. Так что неоригинально. Придумайте что-нибудь сами. С вашими успехами в тонкой науке о зельях…Заодно подарите мистеру Уизли, а то от его «Огненного гипогрифа», который по качеству приближается к фирменному одеколону Хагрида «Горный тролль», я даже блок нормальный выставить не могу.
Гарри выскочил из класса, серьёзно опасаясь, что выстрелит в Снейпа автоматной очередью оглушающих заклинаний непосредственно прямо из глаз (уроки Дамблдора и Хмури никто не отменял). Да, у Рона действительно этот ужасный дешёвый лосьон, но Гарри давно уже ловко подсунул ему своего теперь уже ненужного «Золотого льва», зачем было припоминать!
На очередном уроке зельеведения, после того, как Снейп прочитал оценки за домашние рефераты. Реферат Гарри он развернул и неожиданно для всех восхитился его размерами и содержанием. Гарри сделал вид, что не услышал его. Гермиона нетерпеливо ждала, когда Снейп отвлечется на что-нибудь. Когда он подошёл к Драко и принялся помогать своему любимцу, девушка осторожно сжала руку Гарри. Он кивнул. Они напали одновременно. Блок был не сильный – какие-то дурацкие, вязнувшие в мыслях стишки. Гарри пронзило невероятное ощущение тяжести и тянущей боли в сердце. Тоскливо, словно рядом дементор, холодно и злобно. Женщина была очень красива и молода, вряд ли ей было больше 30, скорее 25. Пышные волосы, бледная кожа, пахнущие увядающими травами губы и пустые, словно окна покинутого дома, глаза, такие, какими он запомнил их у Седрика. Снейп вздрогнул и обернулся. Через секунду Гарри ударился о стену. Рядом упала Гермиона, перекинув котел.
– Немедленно в больничное крыло! – страшно прорычал Снейп, дрожа от гнева, словно в лихорадке. Гарри, испуганно схватив Гермиону, вылетел из класса, даже не замечая, что горит рука, на которую попало полуготовое зелье.
Через полчаса, сидя в больничном крыле у мадам Помфри, Гарри с перевязанной рукой и нашлепкой на огромной шишке на затылке, а Гермиона с перевязанной коленкой тихо обсуждали произошедшее.
– Я увидела женщину. Очень красивую, Гарри, в вишневой мантии. Он обнимал её.
– Похоже, её кто-то убил, - предположил Гарри, рассказав про своё видение. – Это либо Авада Кедавра, либо поцелуй дементора. Её глаза, - Гарри поёжился.
– Он такой несчастный, - сжалась Гермиона. – У него в душе настоящий Азкабан.
*
Гермионе и Гарри теперь было жаль Снейпа. Он, словно почувствовав это, стал ещё более к ним беспощаден как на своих уроках, так и на дополнительных. На первых он безжалостно хвалил их за успехи, на вторых – нещадно пробивал хлипкие стены защиты даже на самые сокровенные мысли.
– Вы не смеете туда лезть! – не выдержал Гарри, закрывая руками лицо.
– Ты тоже, - прошипел Снейп.
– Ваша озлобленность не вернёт её, - воскликнула вдруг Гермиона.
Снейп вскочил – и девушка зажмурилась. Несколько секунд ей казалось, что сейчас будет удар или взрыв. Но ничего не последовало.
– Это не твоё дело, девочка, - прошипел он.

URL
2011-02-08 в 23:32 

DanielleCollinerouge
Глава 24. Секретная книжечка мародеров


Вечером, умирая от усталости, Гарри зашёл в свою комнату, послал Добби за тыквенным соком и сел на мягкое белое покрывало. Возле кровати лежала ярко-красная тетрадь. Это ещё что такое? Неужели Гермиона забыла одну из своих маггловских книг? Гарри поднял ее и посмотрел на обложку. Золотые витиеватые буквы гласили «Бедному Лунатику с любовью от Сохатого и Бродяги». Вот это да!
Гарри открыл книжечку дрожащей от волнения рукой. Что это? Можно ли это читать? Гарри вдруг ощутил, что тетрадь словно пропитана энергией, тягучей, словно ее держала Красотка. Что это? На первую чистую страницу упали красные круглые очки. Гарри, чувствуя неприятное посасывание под ложечкой, надел их. На желтоватой бумаге появились живые изображения молодых Сириуса и Джеймса. Оба выглядели немного старше, чем Гарри: Сириус в зимней мантии с серебряными пуговицами и в гриффиндорском шарфе, красивый, со снисходительной улыбкой, и Джеймс с неизменно растрепанными волосами в стильных очках. Гарри внимательно вглядывался в его лицо и нашёл, что несмотря на удивительное сходство, всё же отличается от отца. Глаза Лили смягчали черты лица Гарри, на котором почти никогда не бывало такой залихватской улыбки и уверенного в себе выражения. Господи, что сейчас будет!? Сердце Гарри выскакивало из груди.
– Ну, привет! – подмигнул ему Джеймс. Гарри вздрогнул – неужели можно поговорить со своим 17-летним отцом!?
– Кто к нам пожаловал, а, Сохатый? – весело спросил Сириус.
Гарри даже раскрыл рот, чтобы крикнуть: «Крестный! Папа!», но Джеймс опередил его:
– Если это вы, мистер Филч, то будьте любезны закрыть эту книжечку. Тут секреты не для вас!
– Мы же не подглядываем за вами в замочную скважину вашего кабинета, - насмешливо добавил Сириус.
– Не для вас старались, - показал зубы в недоброй улыбке Джеймс.
– На обложке написано – с любовью, - подчеркнул Сириус, - значит точно не для вас! Погоди, Сохатый, а уж не старина ли Снейп снова ломится в наши тайны?
– Слинявус, если это опять ты, то повторяем, не лезь, куда не просят, уже не раз нарывался, - усмехнулся Джеймс.
– Эти записи – личные, делались не для тебя. Впрочем, мы можем дать тебе пару советов, и после этого ты будешь хорошим мальчиком и положишь книжечку туда, где взял, - ухмыльнулся Сириус.
– Совет первый, – поднял палец Джеймс, - помой голову, второй – постирай трусы, третий – заведи себе девушку, хоть какую-нибудь. И, наконец, бонус – когда наплюёшься в наш адрес, можешь не благодарить, - и Джеймс с Сириусом расхохотались.
Гарри вздрогнул – вот оно что! Припомнил-таки профессор!
Его лицо залилось горячей краской. Бродяга и Сохатый замолчали и выжидающе на него посмотрели.
– Я Гарри, - неуверенно произнес он.
– Какой Гарри? – удивился Сириус.
– Гарри Поттер, - робко ответил Гарри.
– Сохатый, почему некий Гарри носит твою фамилию, или это ты сам ломишься в наш совместный труд? – спросил Сириус.
– Гарри – это любимое имя Лили, - ответил Джеймс.
– Тогда не балуй. Называй пароль и заходи, - засмеялся Сириус.
Гарри очень хотел прочитать книжечку, но как войти туда без пароля? Неожиданно его осенило. Он схватил Карту мародеров и, найдя себя, посмотрел, какие слова рекомендует ему произнести это чудо-творение отца и его друзей. «Бедный девственник Лунатик», - подсказала Карта.
Гарри прыснул и повторил пароль вслух.
– Ну, наконец-то! Добро пожаловать в наш дневник, Лунатик! С днем рождения! – радостно отозвались Джеймс и Сириус.
– На твое 18-летие мы решили раскрыть тебе кое-какие секреты и оставить о себе добрую память!
– Ведь скоро ты закончишь Хогвартс.
– И мы хотели, чтоб ты знал, как староста, конечно, кое-что о своїх друзях, Сохатом и Бродяге!
– Прежде всего, мы тебя призываем, - торжественно произнес Джеймс.
– Просим!
– Умоляем!
– Бросай клуб несчастных девственников Хогвартса, Луни!
– Имей совесть, ты уже большой мальчик! На тебя заглядываются такие девчонки!
– Ну, подумаешь, ты забудешь рассказать о себе кое-что!
– В конце концов, это даже романтично – скромный староста на самом деле опасный зверь! – Сириус и Джеймс улыбались.
– Мы решили поделиться с тобой кое-какими секретами мастерства, - загадочно произнёс Джеймс.
– Хвоста в свою компанию не взяли! – Сириус захихикал.
- Он объелся горячих пчелок! Мне пришлось варить лечебную настойку из леприконий. Так что, Луни, никогда не ешь горячих пчелок, - наставительно поднял палец Джеймс. – Дорого, вредно и такая гадость!
– Лучше заведи себе девушку, поверь совету Бродяги, - кивнул Сириус.
– Даем тебе срок до выпускного в Хогвартсе, - наигранно строго произнес Джеймс.
– Ты должен заполнить эти страницы своими воспоминаниями, - в тон ему приказал Сириус. – Это скрепит нашу дружбу!
– Мы тоже когда-то были такими же мальчиками-одуванчиками, как ты сейчас, - Джеймс сделал наигранно невинные глаза.
- Ну подумешь, всего лишь стащили из ящика Филча весь его улов из 12 номеров «Чарующей плоти», которые потом, кстати, вместо того, чтобы продать, раздали старшекурсникам. Причем абсолютно бесплатно.
– Но мы честно оставили Филчу один экземпляр!
- Вот только подлый Сохатый наложил на все фото девушек одевающее заклинание. Ах, да, чуть не забыл – один номер мы приприятали и для тебя, Луни – в тайничке старой гаргульи на 7 этаже возле картины юной девы в утреннем платье, к которой бегает этот безумный сэр Кэдоган. Пароль – Слюнявая Мечта.
Сириус запрокинул голову от смеха.
– Мы очень надеемся, что ты не такой, как наш Хвост, - добавил он.
– Когда внемлешь нашим советам, оставь воспоминания здесь, Луни, - ласково улыбнулся Джеймс и вместе с Сириусом исчез.
Страница осталась пустой.
Гарри закрыл тетрадь, боясь листать ее дальше. В его душе поднялась целая буря чувств: отец и крестный – такие юные, беззаботные, весёлые, могущие дать сто очков вперед Фреду и Джорджу, талантливые во всем – и в учебе, и в проказах, и… вообще. И их уже нет, ни отца, ни Сириуса. Гарри глотнул комок в горле. Однако его сердце сжала не только тоска, холодной змеёй туда заползло неприятное чувство. Они так откровенны! Какой-то противный внутренний голос нашептывал что-то недоброе. И что значило "Не такой, как наш Хвост!" И что вообще значит эта книжечка! Нужно срочно, немедленно поговорить с Люпином!
Но где он сейчас? Вряд ли на площади Гриммо 12, он говорил, что у него много поручений от Ордена. Значит, где он, знает только Дамблдор. Гарри бросился к кабинету директора. Пароль? Черт его знает, какой пароль? Гарри остановился у гаргулии. Ну, услышьте же меня, господин директор, пожалуйста, услышьте! Наверное, уроки со Снейпом зазря не прошли, а возможно, Гарри просто повезло, но так или иначе вход на винтовую лестницу открылся.
– Гарри, что случилось? – Дамблдор даже вышел ему навстречу. – Ты так кричал, давно мой стариковский блок никто не тревожил таким образом. Бог мой, ты весь дрожишь?
– Сэр, мне срочно нужно поговорить с Люпином! – тяжело дыша от волнения и быстрого бега, произнёс Гарри.
Что-то серьёзное? – ясно прочитал он в очках-полумесяцах.
Это личное, - испуганно отгородился Гарри.
– Хорошо, - кивнул профессор, - ступай в пустой кабинет, где у вас происходят уроки по защите от темных сил. Ремус скоро будет.
– Спасибо, - благодарно выдохнул Гарри.
– Ты делаешь большие успехи в блокологии, - заметил на прощанье Дамблдор.
*
Гарри быстро нашёл класс, но уже подходя к двери, остановился, услышав голоса.
– Драко, прекрати, - Гарри замер – голос Элизабет.
– Послушай, Элизабет, ты же сама дала мне понять, что я тебе нравлюсь, - упс! А Малфой не Рон, страдать молча не собирается.
Гарри тихо приблизился к двери.
– Я сожалею, что допустила слабость, Драко, ты мой ученик, между нами ничего не может быть! – спокойно проговорила Элизабет.
– Ты что, испугалась? Никто ни о чем не узнает! – надо же, даже забыл слова лениво растягивать! Гарри весь обратился в слух.
– Прости, Драко, я просто не сдержалась, ты мне нравишься, но из-за тебя я не согласна потерять работу!
– Клянусь, никто не узнает! – вскрикнул Малфой.
– Послушай, - замялась Элизабет, - у тебя есть девушка…
– Этот мопс? – Драко даже фыркнул. – Она сама ко мне пристала, Драко, ты мне нравишься! Ты самый крутой парень в Хогвартсе! Я о тебе мечтаю!
– Драко, я боюсь, не будешь ли ты потом говорить плохо обо мне, когда ваш декан узнает о нас? А он в последнее время с меня глаз не спускает, - усмехнулась Элизабет.
– Сам, небось, не против, - хихикнул Малфой. – Ты же просто обалденная! Но я …я тебе тоже нравлюсь, правда?
– Да, ты мне нравишься, Драко, - согласилась Элизабет.
– Так в чем же дело! О Снейпе не беспокойся, он давний дружбан моего старика, а он у меня прогрессивных взглядов! – Гарри в дверную щель увидел, что Малфой подошел к профессору Смит.
– Нет, Драко, давай ограничимся тем, что я нежно возьму тебя за руку и стисну её. И всё.
– Нет, ты уже меня раз целовала, я никому не сказал, так что поцелуй ещё, – Гарри на мгновение показалось, что он бредит, что это ему видится, но так или иначе, Малфой обнял Красотку и прижался к её губам. И она ответила на его требовательный поцелуй.
С ума сойти можно! Бедный Рон. Придется его разочаровать. Зато Гермиона пусть теперь успокоится, - Гарри прижался лбом к двери.
– Всё, детка, - Элизабет оторвалась от Малфоя, - уходи, не подвергай нас риску.
Гарри был уверен, что Малфой не отступит, но волна возбуждения, которая ясно ощущалась вокруг, резко спала. Драко как-то обмяк и сел на парту.
– Иди, пожалуйста, - Элизабет повела его к двери.
Гарри отбежал и спрятался в полумраке. Малфой устало поплелся в слизеринскую гостиную. Едва он исчез за поворотом, как появился Люпин.
Гарри едва не бросился к нему на шею – это был тот человек, которого он сейчас хотел видеть больше всего. Нет, не рассказать ему об увиденном, это, в конце концов, дело Красотки и Малфоя, сейчас Гарри хотел, чтобы Люпин всё объяснил и убрал осадок с его души.

URL
2011-02-08 в 23:33 

DanielleCollinerouge
– Ремус! – Гарри схватил его за руку (вот это энергетика – чистота, доброжелательность, взволнованность и грусть), быстро повёл в ближайший пустой класс.
– Что случилось, Гарри? – Ремус обеспокоено смотрел на него.
Гарри, немного помявшись, вытащил "Книжечку мародеров".
– О! – искренне удивился Люпин. – Откуда она у тебя? Забрал у Филча?
– У Филча? – переспросил Гарри.
– Да, он отобрал у меня эту милую книжицу, когда я увлёкся чтением в пустом классе ночью.
– Нет, мне кто-то подбросил её, - ответил Гарри. – И предчувствие подсказывает, что Снейп.
Люпин нахмурился.
– Он не мог это прочитать без пароля.
– Верно, но возможно, его заинтриговала надпись, - Гарри указал на «Бедному Лунатику с любовью от Бродяги и Сохатого ».
– Ты читал нашу Секретную книжечку? – спокойно спросил Ремус.
– Да… простите, - Гарри опустил голову.
– Тогда я не пойму, почему ты так расстроился. Я бы на твоем месте обязательно прочитал советы отца касательно девушек, - Люпин улыбнулся.
– Я до них не дошёл, - грустно ответил Гарри. – Хвост…этот Петтигрю.
– Да, - кивнул Люпин.
– С ним было что-то не так? – с трудом выговорил Гарри.
– Джеймс думал, что Питер им искренне восхищался, а потом… когда он признался Сириусу… Джеймс посчитал, что это подростковая дурь…
Гарри пошатнулся. Ремус придержал его.
– Что? – с трудом произнес он. – Почему отец и Сириус продолжали с ним дружить!
– Но ведь они не бросили меня, когда узнали, что я оборотень, - ответил Ремус.
– Это совсем другое! – возразил Гарри.
– Возможно, но я повторяю, твой отец не воспринимал всерьёз то, что нравился Петтигрю, он даже пытался помочь ему найти девушку. А Сириуса… это забавляло.
– Но… я не понимаю, почему тогда Сириус надоумил отца взять Петтигрю Хранителем тайны!
– Я думаю, что к тому времени Сириус посчитал, что у Питера всё прошло и к Джеймсу он испытывает только дружеские чувства. К тому же Сириус боялся, что с ним что-нибудь случится, Чары Доверия разрушатся и Джеймс с Лили погибнут. А Хвост.. Никто даже не подумает, что он Хранитель тайны. Так и было бы, если бы Петтигрю сам не выдал Джеймса.
– Почему он выдал отца?
– Этого я не знаю. Волдеморт, наверняка, что-то пообещал за это, - Люпин вздохнул.
– И почему папа назначил Хранителем Тайны не вас! – простонал Гарри.
– Успокойся, Гарри, - Ремус обнял его за плечи, - я понимаю и Сириуса, и Джеймса. У оборотня есть такая ахиллесова пята, что… Ходили слухи, будто Волдеморт может как убить, так и исцелить почти любую болезнь, такой вот он, якобы, могущественный. У меня из-за болезни не складывалась ни личная жизнь, ни карьера. Доведенный до отчаяния волшебник на всякое способен. К тому же мы знали, что кто-то из друзей Джеймса точно шпион. Что оставалось думать Сириусу? И даже если я честен, все равно остаюсь вторым претендентом на поимку после Сириуса. До меня бы непременно добрались. А вот тихий и неприметный Петтигрю. Такими серыми, как он, Волдеморт не интересовался.
Гарри взволнованно обнял Люпина, услышанное поразило его.
– Всё уже в прошлом, Гарри, ничего не изменить, - Ремус печально похлопал его по спине. – И я прошу тебя успокоиться.
– Возьмите, - Гарри протянул ему книжечку. – Ведь это ваш подарок.
Но Люпин покачал головой.
– Тебе она нужнее. Я уверен, что ты не все прочитал. Полистай её и найдешь там много интересного и полезного. В конце концов, если бы твой отец был жив, он наверняка бы помог тебе в общении с твоей девушкой, - Люпин вдруг улыбнулся и совсем другим тоном спросил: - У тебя всё хорошо с ней?
Гарри кивнул.
– Я … люблю её.
– Это замечательно. Я верил, что так и будет. Это большая удача встретить свою пару. Джеймс и Лили тоже были парой.

URL
2011-02-08 в 23:33 

DanielleCollinerouge
Глава 25. Советы отца
Гарри вернулся в гостиную, все ещё находясь под впечатлением от пережитого.
– Гарри, ты где пропал? Гермиона тебя разыскивала. И… слушай, я вот что хотел сказать, - Рон потянул его в угол гостиной, где никого не было, усадил в кресло. – Я попросил Красотку, чтобы она снова взяла меня дежурить! И она согласилась, Гарри!
Ну, вот, Рон болен Красоткой. Пора его вылечить от этой вейлы-ведьмы или как там её.
Гарри набрал побольше воздуха в легкие и жестом остановил счастливую трескотню Рона.
– Послушай, я должен кое-что сказать тебе про Красотку.
– Что? – Рон осекся. – Подожди, Гарри, только не это. Неужели ты все-таки на неё повелся?!
– Нет, нет, - быстро ответил Гарри и даже помотал головой. – Я только что видел…
– Кто? – Рон едва не оскалился.
– Малфой, - прошептал Гарри.
– Что? – задохнулся Рон.
– Я видел, как они разговаривали в кабинете. Она сказала Малфою, что он ей нравится. Но из-за того, что она – учитель, а он – ученик, ничего не будет, никакого романа. Они только поцеловались и всё.
– Я убью его! – задохнулся Рон.
– Зачем? – возразил Гарри. – Ну подерёшься ты с ним из-за Красотки, её скорее всего уволят, и что дальше?
– Слушай, Гарри, - страдальчески поморщился Рон, - может, он поцеловал её насильно, а?
– А она насильно ему отвечала? – иронично хмыкнул Гарри. – Послушай, Рон, если ты не понял – они целовались по-настоящему.
Рон неожиданно брезгливо поморщился.
– Успокойся, старина, - примирительно похлопал его по плечу Гарри, - я понимаю, тебе обидно, но подумай сам, зачем тебе эта взрослая тётка? На тебя все девушки заглядываются. Ты же не забыл, что ты капитан сборной по квиддичу? Посмотри вокруг, Рон!
– Но… она мне так нравилась, - растерянно пробормотал он. – А теперь… все кончено, - он трагично вздохнул. – После Малфоя я даже не могу смотреть на неё!
***
При первой возможности Гарри вновь вернулся к книжечке Мародеров: надел очки, произнес пароль и с уже легким сердцем ещё раз прослушал смешки и остроты Джеймса и Сириуса.
Вновь появившийся после пустующей страницы Сириус беззаботным тоном произнес:
– Луни, вынужден тебя предупредить, что прочитанное здесь тебя шокирует. Но не пугайся. Слушайся Сохатого, иб он взял самую большую высоту – недотрогу Эванс! Желаю тебе успеха в твоей будущей личной жизни, - сияющий Сириус исчез.
Гарри нетерпеливо вздохнул, сердце стучало так гулко, что, казалось, его было слышно во всей комнате и за её пределами. Гарри ещё раз глубоко вздохнул и принялся читать появляющиеся на страничке слова.
«Итак, ты влюбился, пригласил девушку на встречу и крепко задумался, где. Только твоя фантазия, Луни! И с нашей картой – у тебя безграничные возможности. Ну, скажем, как тебе идея – кабинет Филча, пока он гоняется за Пивзом! Расслабься, Лунатик, это была шутка. Лучше замани свою подружку в комнату по требованию. Пока что это лучшее место.
Гарри жмурился от смущения, пробегая глазами строчки..
«Не разбивай губы о её же зубы… не кусай её губы, это на любительниц… и не болтай во время этого чрезвычайно важного занятия, тем более о всякой ерунде вроде недоученных уроков …
Гарри облизнул пересохшие от волнения губы и продолжил чтение. Его лицо горело. Несколько раз порывался смущенно закрыть книгу. Но любопытство побеждало Сколького он не знал! Похоже, близнецы были правы на счёт своей сороконожки. Ведь справлялся раньше и без этих инструкций. Только теперь до Гарри дошли все тонкости их с Гермионой первой ночи. Бедная девушка! А он болван! Бревно, балбес неуклюжий! Осталось для полного счастья только повернуться на бок и захрапеть, как последняя скотина! Хорошо, что хватало ума прижимать её к себе, засыпая.
И все же Гарри было странно сейчас осознавать, что он узнает все это из записок своего 17-летнего отца. Разговор с отцом, который, наверняка бы состоялся, не погибни он, всё же произошёл.
*
Гермиона пришла в комнату уже поздно, уроков стали задавать, просто жить невозможно! И это перед Рождеством-то!
– Гарри, тебя так долго не было в гостиной, пришлось наврать Рону, что Снейп устроил дополнительный урок тебе лично, - озабоченно произнесла девушка, расстегивая мантию. – Ты какой-то сам не свой. Что-то случилось?
Гарри покачал головой.
– Первокурсники устроили такой шум. Рон и Парвати никак не могли их утихомирить. В такой обстановке трудно учить уроки, - Гермиона бросила мантию на кресло и закрыла за собой дверь ванной.
Уроки, какие к черту уроки! Не до них, потом. Что-нибудь придумаю, в крайнем случае, отбуду наказание, - Гарри снял очки, проверил, надежно ли спрятана книжка мародеров, и выжидающе уставился на дверь ванной комнаты.
Гермиона вскоре вышла, кутаясь в свои неизменные котята, вот и хорошо, на них легко действует раздевающее заклинание.
– Гарри, что все-таки случилось? – насторожилась Гермиона.
– Я, - Гарри придвинул её к себе за плечи. Ну, давай же! Скажи это, не убудет с тебя! – хочу тебя! (Вроде бы мир не рухнул!)
Гермиона удивленно и одновременно смущенно посмотрела на него, но тут же, словно спохватившись, согласно кивнула.
Нет, ну папа всё-таки был искушён для своих 17! Запомнившиеся советы действуют, словно правильно выполненные волшебные заклинания! А Рон ещё хотел удивить какими-то дурацкими батончиками!

URL
2011-02-08 в 23:34 

DanielleCollinerouge
Глава 26. Страшная проблема Рона
Гарри довольно долго пребывал под впечатлением от Секретной книжечки мародеров. Листая и перечитывая ее в своей комнате, он думал о молодом отце, влюбленном в маму (в школе начали встречаться по-взрослому! Вот это да! Но тогда, наверное, не было строгого профессора Снейпа!), нахальном Сириусе, стеснительном Ремусе. О Петтигрю Гарри старался не думать. А ещё Гарри думал о том, что Снейп - … просто мерзавец, вот кто он! Гарри был готов поспорить на свою «Молнию», что книжечка оказалась в его комнате из мести за взлом блока, чтобы Гарри черт знает что подумал про отца! Ведь книжечка была так явно пропитана мыслями о сексе, что Гарри было страшно представить себе, что нафантазировал Снейп про мародеров. Гарри ожидал в себе новую вспышку ненависти к Снейпу, но её не последовало. Чтобы не хотел сделать профессор, получилось все к лучшему. Гарри читал советы отца и точно знал, что Гермиона теперь уж точно не думает про недописанные рефераты и сочинения.
Из приятных размышлений Гарри вывело неприятное чужое ощущение. Черт возьми, блок! О нем можно забывать только в своей комнате. У кого-то из сидящих рядом парней болело в таком месте, которое должно было болеть в самую последнюю очередь. Пусть уж лучше ноет шрам на лбу. Кого это так угораздило!? Гарри осмотрелся. Рон! О нет, бедняга Рон!
– Рон, что с тобой? – повернулся к нему Гарри.
– А что, сильно заметно? – кисло скривился он.
– Ты же знаешь, я учу блокологию. Но полностью отгораживаться ещё не могу.
– Ты чувствуешь это? – ещё сильнее скривился Рон.
– Скорее, знаю. Что с тобой стряслось?
– Кажется, пчелок переел, - вымученно сознался Рон.
Гарри не знал, смеяться ему или ужасаться. Жаль друга! О нет! К ним приближалась Гермиона. Сейчас такое начнется! Гарри быстро потащил Рона в спальню Гриффиндорской башни.
– Больно, - жаловался Рон. – Я не знаю, что делать!
– Иди к мадам Помфри, - неуверенно посоветовал Гарри. – Не умирать же тебе.
– Нет! – вскрикнул Рон. – Я не могу! Она же женщина!
– Прежде всего она доктор, - попытался утешить его Гарри. – Ничего нового она не увидит.
– Зато представляешь, что она скажет! – возмутился Рон.
– Но и вылечит, - в голосе Гарри по-прежнему не было уверенности.
На самом деле он прекрасно понимал Рона. Если бы с ним случилась такая неприятность, он бы, наверное, тоже предпочел умереть. Надо как-то помочь другу! Только как?
Неожиданно Гарри осенило – секретная книжечка мародеров! Там, кажется, Сириус говорил про Хвоста, с которым случилась такая же неприятность. Отец сварил ему зелье и избавил от позорного посещения больничного крыла.
*
– Вот уж не думал, что ещё раз пригодится туалет Плаксы Миртл, - Гарри сидел возле кипящего котла. Рядом с ним, согнувшись в три погибели, устроился Рон.
Гарри ещё раз перечитал рецепт отвара из морских леприконий.
– Уйди, дура очкастая, не до тебя, - прошипел Рон на Миртл, строящую глазки Гарри. Призрак девочки пронзительно заверещал.
Миртл подлетела к Рону и принялась колотить его своими прозрачными кулачками.
– Послушай, Миртл, ты же сама приглашала меня в гости. Вот я и пришёл. И что? - сказал Гарри.
– Он дразнится! – взвизгнула Миртл.
– Рон тоже хочет, чтобы ты на него обратила внимание, - пожал плечами Гарри и принялся толочь в ступке один из ингредиентов.
– Гарри! – захлебнулся от возмущения Рон.
Но Миртл, похоже, эта мысль понравилась. Она перестала ныть и начала прихорашиваться.
– Вы будете из-за меня ссориться?
– Конечно, - с самым серьёзным видом кивнул Гарри.
– Вот только зелье доварим, - буркнул Рон.
– Да, - подтвердил Гарри, - доварим и устроим настоящую дуэль.
Рон, несмотря на мучившую его боль, прыснул.
– К счастью, - сказал Гарри вскоре, - рецепт несложный. До завтра зелье настоится и можешь лечиться, - он убрал из-под кипящего котла огонь и закрыл книгу.
– А долго лечиться? – простонал Рон.
– Не знаю, надеюсь, что быстро. Ты не первая жертва пчелок.
– Правильно Гермиона говорила, что они гадость вредная, - проскулил Рон.– Слушай, Гарри, - вдруг проговорил он, - ты все-таки странный: пчелок не ел, батончик тебе не понравился, на Красотку не реагируешь. Что с тобой?
– Ну, - растерянно протянул Гарри.
– С тобой все нормально? Ну, я имею в виду… словом, ты разве не хочешь?
– Со мной все в порядке, Рон. Просто когда много дополнительных уроков, то так устаешь, что об этом нет времени думать, - не глядя на Рона, ответил Гарри.
– У меня тренировки три раза в неделю, а все равно хочется! – возразил Рон.
– Из-за уроков блокологии у меня сильно повысилась чувствительность, - Гарри по-прежнему не смотрел на Рона. – Это очень выматывает. А после уроков у Дикого Глаза есть только одно желание – спать, причем одному и очень крепко.
– Не повезло тебе, - посочувствовал Рон. – Правда, с другой стороны, у тебя ничего не болит, - добавил он, морщась.
*
Чтобы Рон не так сильно мучился, Гарри сбегал в больничное крыло и, пожаловавшись на головную боль, попросил у мадам Помфри обезболивающее. Напоив им скорчившегося под одеялом Рона, Гарри пообещал ему быстрое выздоровление (ну надо же как-то утешить друга!).
Гарри сидел с ним рядом, пока Рон не уснул, хотя это было не просто. К вечеру держать блок становилось труднее, а Гарри устал и хотел расслабиться. В конце концов, он сделал все, что смог. Настойка будет готова только завтра.
Гарри завесил свою кровать пологом, надел плащ и бесшумно выскользнул из спальни.
Сэр Кэдоган дремал на поляне. Разбуженный паролем «Жалкий червяк», недовольно открыл дверь. В комнате было темно, но огонь в камине все же тускло освещал её. Кажется, Гермиона уже спит.
*
Гарри зашел в ванную, в которой так же, как и в комнате, менялась обстановка. Раздевшись, он стал под струю теплой воды. Появился Добби с пижамой. И Гарри подумал, что почему-то не стесняется этого существа. Странно, почему? Ведь от Плаксы Миртл он был готов зарыться в пену с головой. Наверное, потому что Миртл все равно девчонка, а Добби… Мерлин его знает, что это такое! Эльф-он, видимо. Интересно, они размножаются так же, как волшебники? По всей видимости, так (Гарри вспомнил Винки), должно быть, это забавно – влюбленные эльфы.
Гарри нырнул под одеяло и обнял сонную Гермиону. Тепло, уютно, удобно – в общей спальне совсем не так. Гарри прижался к девушке и в следующее мгновение уснул.
*
Утром Гарри сел за стол завтракать и тут же заметил, что место Рона рядом пустует. Неужели ему совсем плохо?! Он быстро принялся за еду. Малфой! Гарри зажмурился, закрываясь на все запоры. Фух, прошел мимо. Гарри облегченно вздохнул. Допив сок, встал из-за стола и едва не столкнулся с Пэнси. На её мопсовидном лице дымкой угадывались черты лица Малфоя.
– Чего тебе, Поттер? - противно захихикала Паркинсон.
Гарри отвернулся и быстро пошёл к выходу. Ужас, а не девица. Лучше уж пчелки!
*
Рона он нашёл в спальне. Парень закутался в одеяло и тоскливо смотрел перед собой.
– Тебе совсем плохо? – склонился над ним Гарри.
– Боюсь пошевелиться, - отозвался Рон, - вроде так не сильно больно.
– О кей, я принесу тебе настойку. Она уже должна быть готова. 12 часов прошло. На уроки не ходи.
– Угу, - Рон жалобно моргнул.

URL
2011-02-08 в 23:34 

DanielleCollinerouge
*
Вечером Рон сидел довольный и веселый. У него ничего не болело. Гарри это знал, сидя рядом с ним и Гермионой, которая недоумевала, с чего это такой приступ эйфории у гриффиндорского старосты. Ну, конечно, у парней свои секреты! Отгородившись от всех мысленной завесой, Гермиона погрузилась в чтение учебника по трансфигурации.
– Гарри, а как ты узнал, что это поможет? – радостно прошептал Рон, покосившись на читающую Гермиону.
– Ты не первая и не последняя жертва пчелок. Многие парни пострадали, рецепт спасения передается из поколения в поколение, - как можно беззаботнее ответил Гарри.
– Классное ты зелье сварил! – похвалили его Рон.
– Снейп так настойчиво меня хвалит. Я не мог не оправдать его надежд, - ответил Гарри и вместе с Роном прыснул от смеха.
– Нет, а в самом деле, кто тебе дал рецепт?
– Ну… - Гарри быстро соображал, что бы ответить.
– Ты что? – Рон сощурился, - сам от них пострадал?
Гарри снова прыснул:
– Нет, Рон. Я вообще до последнего времени не знал, что существует такое крутое волшебное развлечение. К тому же Гермиона, Фред и Джордж меня предупредили, что это небезопасно.
– Слушай, Гарри, а что же мне теперь делать? – после некоторого молчания спросил Рон. – Как же я без пчелок буду?
Гарри уткнулся в книжку, чтобы заглушить смех.
– Чего смеёшься? – обиделся Рон. – Если бы ты знал, как это здорово!
– Заведи себе девушку, - неуверенно предложил Гарри.
– Ты что забыл! Это запрещено. Снейп лично гоняет влюбленных!
– Да, я забыл.

URL
2011-02-08 в 23:35 

DanielleCollinerouge
Глава 27. Рождество
На Рождество почти все ученики Хогвартса разъехались, чему Гарри был несказанно рад – наконец-то тишина и приятная предпраздничная суета. Из гриффиндорских старшеклассников остался только он и Гермиона. Рон уехал к близнецам. Джордж и Фред пригласили его совой и обещали незабываемый праздник в благодарность за его успешный бизнес.
– С Рождеством, Гарри, - услышал он сквозь сон приятный шёпот в ухо. Затем губы и щеки покрыли поцелуи. Гарри открыл глаза и потянулся на широкой постели. Проваляться так целый день, что ли?
– Это тебе, - Гермиона счастливо улыбалась, протягивая ему красиво упакованную коробку.
– Спасибо, - Гарри потирая глаза, вытянул откуда-то из-под подушки маленькую коробочку, - С Рождеством. Я долго думал, что подарить, решил, что учебников у тебя хватает, новая метла не нужна, а кусачее нижнее белье из «Зонко» – это слишком круто.
Гермиона рассмеялась.
– Было бы неплохо путёвку на двоих в Париж, фотографии с Эйфелевой башни выслать тете Петунье и дяде Вернону, но это с первой зарплаты, - продолжил шутить Гарри, распаковывая подарок. В коробке лежал фигурный пузырек с ярко-голубой жидкостью.
– Твой «Hugo Boss» - это очень здорово, но цена на него просто ужасная. Это получилось гораздо лучше и дешевле. Специально для тебя, - немного смущенно улыбнулась девушка.
Гарри открутил крышечку и провел возле носа. М-да, вот это запах! И как он раньше мог пользоваться этим ужасным пижонским дешёвым «Львом»!
– Спасибо, - изумленно протянул Гарри.
– Тебе правда понравилось?
– Очень! Гермиона, тебе можно открывать парфюмерный магазин!
– Хорошая идея. Между прочим, это выгодный бизнес, - загордилась собой Гермиона. – Не хочу себя хвалить, но у меня очень острая чувствительность к запахам, особенно в последнее время. Впрочем, у тебя, наверное, тоже.
– Да что ты, - в очередной раз проводя крышечку возле носа ответил Гарри, – с твоей не сравнить. Я даже смирился с «Золотым львом». Но от «Огненного гипогрифа» глаза уже режет, и Хагридовский одеколон пришлось украсть и сжечь – кажется, эта гадость долетает даже до Хогсмида!
Гарри и Гермиона захихикали.
– Да, у бедного Хагрида совсем нет чувства меры, - согласилась Гермиона, открывая подарок Гарри. Это оказалась очень миленькая золотая безделушка.
– Ну, мне показалось, что на наших шеях висит маловато защитных амулетов, - смутился Гарри.
– Боже мой, Гарри, - воскликнула Гермиона, - но ведь это дорого, наверное! Красиво, но… не стоило так тратиться, - Гермиона надела украшение и чмокнула его в щёку.
– Ну, тогда я в следующий раз подарю тебе колоду взрывных карт или набор плюй-камушков, или свисток-руганок, – прыснул довольный Гарри.
– Тебе ещё есть подарки, - засмеялась Гермиона. – И мне тоже. О, как мило, это от Добби, - девушка показала вязанные носки – один ярко-зелёный, другой – жгуче-красный.
Родители прислали разные маггловские сладости. Рон – целый пакет разнообразных шуток из магазина «Волшебные выкрутасы Уизлей».
– Надеюсь, это не горячие перчики для стесняющихся девочек, - произнесла Гермиона, осторожно беря его.
Гарри грохнулся на подушки от смеха.
– А ты думаешь, только для парней работает волшебная секс-индустрия? – усмехнулась девушка. – У семиклассниц я такого насмотрелась, пока научилась хороший блок ставить!
Гарри закатился в новом приступе хохота.
– Вот…это… да, - сквозь смех выдохнул он. – А я думал, что только парни тяжело переносят созревание.
– Девушки это делают скорее из любопытства, - пожала плечами Гермиона.
Гарри раскрыл дешёвую маггловскую открытку от Дурслей.
– Надо же, - усмехнулся он, - только успели меня полюбить, как мне уже к ним не надо возвращаться. О, крем для бритья и разовый станок. Видимо, раньше им пользовался Дадли. Уф, ну и запах! У дядюшки отличный вкус! Хагриду понравится.
От Добби – шапочка, зелёная с двумя помпонами в виде снитчей.
– Гарри – это просто супер!
Последний подарок оказался от Дамблдора. «С Рождеством тебя, Гарри. Хочу вернуть ещё кое-какие вещи твоих родителей, поскольку ты уже стал взрослым. Когда совершались Чары Доверия, Джеймс и Лили принесли то, что несло их информацию. Твоя мама отдала мне этот дневник. Удачи тебе!» Гарри осторожно вынул из пакета синюю книжечку с белоснежным единорогом на обложке.
Гермиона с любопытством принялась разглядывать подарки. Гарри осторожно открыл дневник матери. Странички его были пусты, но он ясно ощутил ее образ: казалось, что он видит девушку с темно-рыжими волосами и глазами, как у него.
– На дневник наложены чары сердца – прочитать можно, если захочет тот, кто писал, - произнесла Гермиона.- Похоже, твоя мама немного стесняется показать свои записи. Наверное, это очень личная вещь.
– Да, – медленно кивнул Гарри. – Я чувствую маму, - он ещё раз перелистал все страницы и вновь вернулся на первую, где было написано только имя - Лили Эванс.
– Смотри, Гарри, твой почерк очень похож на мамин, - заметила Гермиона. – Особенно когда ты пишешь старательно.
*
Рон буквально вылетел из «Рыцарского автобуса», схватил свой чемодан и злобно зашагал в сторону школы. Вот близнецы, спасибо, братишки, устроили праздник. Ну раз выросли рога, ну два – повалил дым из всех возможных частей тела, ну три – вырос пятачок и вместо слов изо рта доносилось только хрюканье, ну сколько можно! Совсем с ума сошли со своими шуточками! Без мамы крышу свезло, никого и ничего не боятся. Лучше уж вернуться в Хогвартс и пожить оставшиеся каникулы в спокойной обстановке, ничего не делая и поглощая вкусные обеды! Рон зашел через парадные дубовые двери в школу и потащил чемодан к лестнице. Ну, конечно, первый человек, которого он встретил после Рождества, безусловно, Снейп. Рон сквозь зубы поприветствовал профессора.
– Приехали продолжать праздновать Рождество в школу, мистер Уизли? - каким-то непонравившимся Рону тоном ответил Снейп.
– Да, - злобно бросил Рон и потащил чемодан дальше.
– Что ж, вас здесь могут ждать сюрпризы, - хмыкнул Снейп и удалился.
Рон вошел в гостиную за портретом Полной Дамы. В ней никого не было. А Гарри куда подевался? Он, кажется, оставался в школе, на счет Гермионы Рон не помнил. Рон бросил чемодан и поднялся по винтовой лестнице в спальню.
До него донесся смех Гермионы – и Рон замер, такого смеха он никогда не слышал. Он тихо подошёл ко входу и заглянул в спальню. Все кровати, кроме Гарриной, были застелены. Но именно она и притягивала взгляд Рона.
Его друзья жарко целовались. По-настоящему!
– Э-эй! – потрясенно протянул Рон.
Гермиона обернулась, Гарри сощурился без очков.
– В-вы чего! – с трудом выдохнул Рон.
Гермиона испуганно вскрикнула и в следующее мгновение закуталась в длинный теплый халат.
– И давно у вас это…любовь? – все ещё не придя в себя от изумления и потрясения, спросил Рон.
Гермиона неопределенно пожала плечами. Гарри молчал.
– Ну а мне-то чего не сказали? – наконец-то возмутился Рон.
– Мы…мы стеснялись, - заикаясь, ответила Гермиона. – Впрочем, ты мог бы догадаться…
– Догадаться? – скривился Рон. – Да я вообще думал, что ты, Гарри… того…из-за этих Дурслей совсем далек… от этого!
– То есть, по-твоему, Гарри не способен влюбиться! – возмутилась Гермиона.
– Ну не то, что бы… Но я подумать не мог, что … Вы что, уже и спали, да? Но… ведь мы… друзья! Я думал, что между нами всегда останется дружба!
– Поправь меня, где я ошиблась, - неожиданно холодно и спокойно произнесла Гермиона. – Ты можешь влюбляться, Гарри тоже, а я? Ты был против Виктора, но теперь я вижу, что ты и против Гарри! Так что, мне до конца жизни только дружить с тобой!
– Но ведь я ни с кем не спал! – Рон сам не знал, зачем он это сказал.
– Зато весь этот семестр только об этом думал. А у нас с Гарри – любовь! Ясно!
Рон что-то буркнул.
– Послушай, Рон, - подал голос Гарри. – Мы и дальше остались твоими друзьями.
– Только не говори, что я для тебя значу то же, что и Гермиона! – огрызнулся Рон.
– Но ведь Гарри не ревнует тебя к квиддичу! – воскликнула девушка. – А между тем из-за того, что ты капитан, все вечера проводил на тренировках. Уже все наши друзья догадались, что я и Гарри не равнодушны друг к другу. Даже Малфой и его свита над нами посмеивается, только ты ничего не замечаешь!
– Ты хочешь сказать, что все знают, что вы спите! – подскочил Рон.
– Нет, конечно, об этом знаешь только ты, Рон, - примирительно ответил Гарри. – Послушай, мы же ничего страшного или ненормального не сделали!
– Но мне почему не сказал! – воскликнул Рон.
– Ты хочешь сказать, что Гарри должен был с тобой это обсуждать!?
– Нет, но… - испугался Рон, но тут же, что-то вспомнив, кинулся с обвинениями на Гермиону: – Ты… ты же меня подкалывала за… мои желания! А в это время… вы уже давно… трахаетесь?!
– Подбирай выражения! Ты…со своими пчелками! – разгневанно закричала Гермиона.
– Ну я не знаю, как это назвать, - огрызнулся Рон.
Девушка презрительно поджала губы.
– Гермиона, - тихо произнес Гарри, - разреши нам поговорить. Ладно?
Гермиона мгновенно остыла, услышав его серьёзный тон.
– Хорошо, Гарри, поговорите. Объясни ему, что любовь и дружба могут ужиться вместе! – и девушка стремительно вышла из спальни.
Рон кисло посмотрел ей вслед.
– Послушай, - начал Гарри, - Рон, скажи честно, у тебя были планы на Гермиону?
– Ну, когда я разочаровался в Красотке, то подумал… что Гермиона классная девчонка. Но раз уже ты… Только почему мне ничего не сказал! Ведь я же с тобой делился всем, Гарри!
– Ну не мог я тебе об этом сказать! Это очень лично! Понимаешь, я правда не мог с тобой это обсуждать. Поверь, ни у меня, ни у Гермионы не изменилось к тебе отношение. Ты по-прежнему наш друг. Я же давал тебе скатывать все домашки, хотя Гермиона за это меня ого-го как грызла. И зелье тебе сварил! И она тоже за тебя переживает!
– Ладно, - примирительно вздохнул Рон. – Только скажи, Снейп вас сильно ругал… ну за это?
– Нет, - улыбнулся Гарри. – Мы поставили блок.
– О, везёт, - Рон вдруг засмеялся. – Сам научил…Ха-ха, на свою голову. Слушай, Гарри, а как он узнаёт, кто с кем?

URL
2011-02-08 в 23:35 

DanielleCollinerouge
– Ну, понимаешь, когда умеешь читать чужие мысли, это совсем не трудно. Тем более на лице проступают черты партнера, ведь секс – это очень интенсивный энерго-информационный обмен, - пояснил Гарри.
– Энерго- чего! – ужаснулся Рон.
– Энерго-информационный, - повторил Гарри. – Я имел в виду, что каждый человек несет на себе информацию, следы которой всегда остаются после… близости.
Рон несколько секунд изумленно смотрел на Гарри и вдруг засмеялся.
– То-то ты поумнел резко! Прикольно! Тогда зачем ты мне Лунатичку эту чокнутую сватаешь, чтобы я потом ходил, как она, со стеклянными глазами и порол всякую чушь!?
– Зря ты так на неё, - возразил Гарри, - она хорошая девчонка, хотя и со странностями. Гермиона посчитала, её на нумерологии научили, из вас получилась бы неплохая пара.
– Ты чокнулся, Гарри, - Рон даже махнул рукой. – Гермиона на тебя плохо действует. Чего-то ты не туда потянулся. Так глядишь, тебя скоро старостой школы назначат и объявят лучшим учеником! - Рон расхохотался. – Слушай, Гарри, - вдруг воскликнул он. – Так ты что, серьёзно, видишь, кто с кем спит?!
Гарри скромно покивал.
– Ну! – Рон едва не схватил его за грудки, - и…
– Что ну и? – не понял Гарри.
– Много у нас ну… спящих?!
– Ну, нет… мало… Снейп постарался.
– Про Снейпа я даже спрашивать не буду, - воскликнул насмешливо Рон, - кто с таким уродом согласится!
Гарри немного помолчал, затем произнес:
– Я не знаю точно, он спрятался под очень сильным блоком. Но одно могу сказать, быть чувуствительным очень тяжело.
*
Рон подбежал к Гарри, который дописывал последний из заданных на каникулы рефератов, и возбужденно сверкая глазами, потащил куда-то по школьным коридорам.
– Близнецы прислали мне письмо – извинялись, что перебрали на Рождество и сказали, что…прикинь, Гарри, у них есть тайник с «Чарующей плотью»! Гарри, вот это журнальчик! Я видел его у семиклассников, полный отпад! Ты знаешь, что это?
– Ну, наверное, что-то вроде волшебного «Playboy», - ответил Гарри. – Я видел у Дадли.
– В сто раз лучше, Гарри, - восторженно восклицал Рон. – Ведь ваши маггловские фотки не двигаются! А там!..
– Получается эротическое кино, - догадался Гарри.
– А это чего? – не понял Рон.
– Ну…вообще-то я ни разу не видел, это мой кузен – большой спец, - усмехнулся Гарри, вспоминая знаменитый удар большого Дада.
Они подошли к каменной гаргулье возле портрета молодой девушки в утреннем платье. Рон еще раз перечитал письмо.
– Кажется, здесь. Нужно произнести пароль, - он коснулся статуи волшебной палочкой и сказал, - Слюнявая Мечта.
Гарри прыснул. Ай да близнецы – настоящие последователи дела мародеров! Статуя показала им небольшую нишу. Рон нетерпеливо просунул туда руку и вытащил несколько журналов.
– Давай, открывай, - Рон едва не прыгал возле Гарри, устраивающего на своих коленях первый журнал.
Обнажённая девица – на целый разворот – подмигнула им, секундой позже на её плечи упала черная мантия и все закрыла.
– Что за ерунда! – недовольно пробормотал Рон.
На следующей странице рыжие красотки стыдливо прикрылись простынями, а затем появились вейлы с черными треугольничками. Все ведьмы этого журнала быстро одевались, едва только парни бросали на них взгляды.
– Что за дурацкие шутки у Фреда и Джорджа! – взревел Рон и с удивлением увидел, что рядом на пол сполз от смеха Гарри.
– Смешно тебе, - обиженно буркнул Рон. Но Гарри просто не мог остановиться, вытирая уголком мантии выступившие слезы.
– Это не близнецы, - еле выговорил он, - это … мой отец так шутил над… Филчем!
– Ладно, хватит тебе, - Рон раскрыл следующий журнал. – А, это маггловский, - разочарованно протянул он, - тут картинки не двигаются, так не интересно, потом гляну, - Рон схватил последний журнал, с обложки которого зазывающе улыбалась сексапильная блондинка в прозрачной мантии.
– Вот это класс! – восхитился Рон.
Гарри привалился к стене, все ещё вздрагивая от смеха.
– Гарри, просто супер, посмотри! – Рон сунул ему в руки раскрытый журнал.
Гарри взял его, но тут же вернул.
– Нет, Рон, убери его, пожалуйста, я ещё не так хорошо отгораживаюсь от чужих эмоций!
Рон дико на него посмотрел.
– Так ты чего, не можешь теперь даже нормальный журнал посмотреть?
– Ну, может, потом… когда научусь ставить очень крепкие блоки, - неуверенно ответил Гарри.
– Да ну её к черту, такую чувствительность! – искренне возмутился Рон и с сочувствием посмотрел на друга.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Тайная книжка Мародеров

главная