Комментарии
2011-02-08 в 16:12 

DanielleCollinerouge
В течение дня больше никаких досадных событий не произошло. А после вкусного обеда Гарри забыл даже о неприятных уроках Снейпа. Его волновало другое – поговорить с Гермионой, где им теперь встречаться. Однако Рон ни на минуту не оставлял их.
– Рон, - вдруг произнесла Гермиона, - я совсем забыла сказать тебе, что в этом году я не буду старостой. Вместо меня назначили Парвати Патил.
– Как! А ты? Почему?! – возмутился Рон.
– Видишь ли, у меня много предметов. Я не буду успевать выполнять обязанности старосты. Поэтому я попросила профессора Дамблдора освободить меня от этой должности. Поэтому пойди и помоги Парвати навести порядок, первокурсники совсем разошлись! А меня и Гарри вызывает к себе директор.
Гермиона взяла Гарри за руку и вышла с ним из гостиной.
– Гермиона, - он взволнованно сжал её пальцы, - как нам теперь быть?
– На обратном пути все узнаешь, - ответила девушка и смущенно улыбнулась. Похоже, волнение Гарри ей было приятно.
– А сейчас мы куда? – удивился он.
– К профессору Дамблдору, конечно!
– Но… я думал, что ты хотела отвязаться от Рона.
– Одно другому не мешает, - пожала плечами Гермиона.
*
«Мармеладная мушка», винтовая лестница и двери в кабинет директора. Очки-полумесяцы радостно блеснули вошедшим ученикам.
– В свете новых событий, ты, Гарри, понимаешь, что должен уметь гораздо больше, чем обычный ученик Хогвартса. Поэтому у тебя будут дополнительные уроки по защите от темных искусств, которые будет вести Аластор Хмури, и уроки по высшей магии, которые буду давать я, - сообщил профессор Дамблдор.
– Вы?! – обрадовался Гарри.
– Да. И мисс Грейнджер тоже будет их посещать.
Гермиона заелозила на месте в предвкушении новых знаний.
– Помимо этого, - продолжил Дамблдор, - продолжайте изучать блокологию с профессором Снейпом. Это для вас сейчас самое главное.
Гарри вздохнул.
– Простите нас, сэр, но профессор Снейп так груб с нами! – воскликнула Гермиона.
– У Северуса непростой характер, - согласился Дамблдор, - но лучшего блоколога я не знаю. Поэтому прошу вас продолжать занятия.
– Да, сэр, - снова вздохнул Гарри.
– И ещё… В связи с такой занятостью, я попросил бы тебя, Гарри, не возвращаться в команду по квиддичу, - серьёзно произнес Дамблдор.
Вот ведь странно, когда Амбридж запретила ему играть в квиддич навсегда, он был на грани отчаяния. Теперь его просит не играть и дальше сам Дамблдор! Но Гарри почему-то не почувствовал недовольства. Может, прошло время или что-то изменилось? Гарри вспомнил, что его отец был прекрасным ловцом, но после школы не пошел играть в профессиональную сборную. Значит, были дела поважнее.

URL
2011-02-08 в 16:25 

DanielleCollinerouge
Глава 13. Комната за сэром Кэдоганом
Гарри и Гермиона поднялись на восьмой этаж. Гарри узнал эту картину сразу: упавший с пони рыцарь-коротышка с огромным мечом.
– Здравствуйте, сэр Кэдоган! – поприветствовала его Гермиона.
– Рад видеть прекрасную леди! А ты, жалкий трус! К барьеру! – заорал Кэдоган.
– Гермиона, - тоскливо посмотрел на него Гарри, - это ведь не он охраняет нашу комнату, правда?
– Увы, Гарри, именно он. Но ты не пугайся, к сэру Кэдогану можно найти подход. Он очень любит, чтобы его гладили по щеке. А тебе достаточно сказать пароль. Сейчас это – «Полное ничтожество».
Гермиона подошла к картине и провела по щеке рыцаря. В следующую секунду открылся проход. Гарри и Гермиона вошли. Комната была небольшая, но и не маленькая – широкая двухспальная кровать, два кресла, камин – очень уютная.
– Это наша комната, Гарри, - сказала Гермиона. – О ней никто не знает. Даже Филч и Пивз. Я уже здесь была однажды. Тут все время что-то меняется в обстановке. В прошлый раз кровать была с пологом. А вот тут, смотри, и ванная есть, - девушка подошла к двери.
Гарри осмотрел комнату. Задержался на огне в камине.
– Тут можно даже учить уроки, никто не будет мешать, - продолжала говорить Гермиона.
- Что нам делать с Роном? Он наверняка что-то заподозрит, - произнес Гарри.
- Мы скажем ему, что заняты на дополнительных уроках, - Гермиона запнулась и слегка смутилась. – Их у нас будет много. В книге, которую мне дал профессора Дамблдор, сказано, что обвенчанная пара должна достичь гармонии, - проговорила она, опуская глаза.
*
– Сэр, какой вы желаете пароль? – вежливо спросила Гермиона у коротышки Кэдогана.
– Пусть заткнёт уши этот жалкий трус, прекрасная леди!
– Хорошо, - ответила Гермиона. Гарри, выразительно глядя на рыцаря, заткнул уши, а потом даже зажмурился.
– Сопляк! – воскликнул Кэдоган.
– Это пароль? – уточнила Гермиона.
– Да, моя добрая леди.
– Доброй ночи, сэр, - едва сдерживая смех, попрощалась Гермиона.
– По-моему, он чокнутый, - полушёпотом возмутился Гарри. – И почему нашу комнату охраняет именно этот полоумный рыцарь!
– Не знаю, но выбирать не приходится. Про комнату по желанию знают многие, да и Снейп любит туда наведываться. Он терпеть не может, когда кто-то использует её по такому назначению, - ответила Гермиона.
– А ему-то что? – возмутился Гарри. – Завидно, что ли?!
– Я думала об этом. Он обладает большой чувствительностью, я читала, что это нечасто встречается даже среди авроров, а уж их учат такому! Так вот, я предполагаю, что профессору неприятна возня и шушуканье глупых молодых волшебников, за это он их и гоняет.
– Интересно, нас он тоже гонять будет?
– Нет, я думаю, что он знает, что нам это необходимо. Хотя бы для твоей защиты. Но быть осторожными не помешает.
Они тихо крались по тускло освещенным коридорам к портрету Полной Дамы. Но без мантии невидимки и карты мародёров Гарри чувствовал себя абсолютно незащищенным. Он боялся услышать мерзкое мяуканье миссис Норрис или наткнуться на Пивза. По стечению обстоятельств или просто в результате действия закона подлости он и Гермиона столкнулись и с первой и вторым. Кошка издала мерзкий кричащий звук и исчезла. Гарри тихо выругался и, схватив Гермиону за руку, собрался было бежать. И тут появился Пивз.
– Ого-го! – закричал он злорадно. – Что я вижу! Поттер-компоттер тискает девчонку!
– Да заткнись ты! – отчаянно прошипел Гарри.
– Что вы здесь делаете? – к ним приближался Филч. Казалось, он был невероятно счастлив, встретив здесь двух шестикурсников.
– Мы… мы были … нас вызывал к себе директор, - пролепетала Гермиона.
– Кажется, его кабинет находится очень далеко отсюда, - прохрипел сторож. – Будто я не знаю, чего вы шатаетесь здесь ночью! Идём!
– Я видел, как он её зажимал в углу! – радостно соврал Пивз.
– Это неправда! – возмутился Гарри.
– Профессор Снейп с вами разберётся, он велел таких, как вы, к нему доставлять, от него ничего не укроется, - Филч злобно и радостно потащил Гарри и Гермиону в свой кабинет.
Едва он их запер, чтобы сбегать за Снейпом, как Гермиона быстро схватила Гарри за руку:
– Закройся, отгораживайся от Снейпа, иначе он нас убьет своими комментариями! – горячо и даже испуганно прошептала она.
Гарри решительно сжал губы. Вскоре вернулся Филч, за которым вошел Снейп.
– Вот они, профессор, я нашёл их на восьмом этаже! – прорычал Филч, указывая на Гарри и Гермиону, сидящих в старом широком кресле, изъеденном молью.
– Ну, и что вы делали на восьмом этаже? – лениво спросил Снейп.
– Мы… - пробормотала Гермиона, опуская глаза.
– Они ещё имели наглость заявить, что шли из кабинета профессора Дамблдора! – возмутился Филч.
– Из кабинета профессора Дамблдора? – протянул Снейп таким тоном, что Гермионе захотелось провалиться вместе с креслом и Гарри куда-нибудь в подземелье. Нет, но это не значит, что она даст прочитать свои мысли его внимательным глазам!
– Раз так, то они, очевидно, выполняли какое-то важное задание господина директора, верно, мистер Поттер? – как-то странно растягивая слова, словно получая от них наслаждение, спросил Снейп.
– Да, - ответил Гарри, опуская глаза и сжимая кулаки.
– Что ж, нам ничего не остаётся, как сделать замечание профессору Дамблдору, что он задерживает учеников так допоздна.
– Разве они не врут?! – разочарованно вскрикнул Филч.
– Кажется, нет. Хотя очень жаль, я бы с удовольствием снял 50 очков с Гриффиндора, что обязательно сделаю, если мистер Филч ещё раз встретит вас в коридоре после 9 часов вечера. Ступайте в свою гостиную, живо! – рявкнул он, и Гарри с Гермионой выскочили из ненавистной комнаты сторожа.
*
Едва Гарри вернулся в Гриффиндорскую гостиную и поднялся в спальню, Рон кинулся к нему с расспросами.
– Где ты так долго был?
– Дамблдор назначил мне кучу дополнительных уроков, - не глядя в глаза Рону ответил Гарри.
– Везет тебе! А зачем?
– Чтобы я мог защититься от Волдеморта. Тогда в министерстве магии он едва не убил меня. Профессор боится, что это может повториться, - говоря это, Гарри расстилал свою постель.
– И что, Снейп будет тебя дальше мучить? - ахнул Рон.
– Да. Но я постараюсь не обращать внимания.

URL
2011-02-08 в 16:34 

DanielleCollinerouge
Глава 14. Красотка
На следующий день состоялся первый урок защиты от темных искусств. Все до сих пор с ужасом вспоминали Амбридж, поэтому облегченно вздохнули, когда красавица профессор Смит не потребовала спрятать волшебные палочки и достать учебники, чтобы начать чтение параграфа «Теоретические основы практического использования защиты от темных искусств». Элизабет провела обычный урок, на котором показывала один из видов заклинания «щит». Женщина была невероятно хороша собой. Парни вцепились в неё взглядами, с трудом понимая, о чем она говорит. Гарри тоже слушал её невнимательно, в животе опять закрутилось что-то сладостно-постыдное.
– Да что это такое! – он почувствовал толчок в бок. Гарри вздрогнул, и легко-эротическое наваждение пропало. Возмущенная Гермиона, сидевшая рядом, шипела на него, ревниво сверкая глазами. – Ты почему так на неё смотришь?! И ты тоже хорош! – девушка двинула Рона, лицо которого расплылось в самой глупой улыбке, которую у него когда-либо видел Гарри.
Гарри пытался сосредоточиться на рассказе профессора Смит, но через очень короткое время его снова начинало вести. Боясь ещё одного ревнивого пинка Гермионы, он помотал головой. Действительно, что же это такое? Гермиона недовольно смотрела на Элизабет и боковым зрением зорко следила за ерзающим Гарри. Парень покосился на своих одноклассников. Все парни выглядели примерно, как Рон – размякшими и жалкими.
На перемене Гермиона отвела в сторону Гарри и устроила ему непродолжительную, но штормовую сцену ревности. Гарри что-то виновато промычал в свое оправдание. Он и в самом деле не хотел, чтобы в голове крутились нехорошие образы, просто у красавицы-профессора в роду точно были какие-то вейлы. Ведь раскисли все парни, а не он один. Да и самочувствие после урока почему-то было неважным, слегка поташнивало, словно он съел что-то несвежее на завтрак.
*
Гарри мысленно строил стену от волн, исходящих от красавицы Элизабет. Её округлая грудь, обтянутая нежно-бирюзовым шелком, не давала сосредоточиться на параграфе и делала бреши в воображаемой стене. Но Гарри мужественно продолжал строительство.
– Гарри, - прошептал ему на ухо Рон, когда они ждали своей очереди применить заклинание «Щит», - она просто красотка! И того… ну… действует на меня!
– И не только на тебя, - также шепотом ответил ему Гарри и посмотрел на покрасневшего Невилла.
– Я не могу ни о чем думать! – пожаловался Рон, не заметивший, что к ним подошла Гермиона.
– Могу предложить хорошее охлаждающее средство – подумай об уроках зельеведения! - хмыкнула она.
Гарри зажмурился от беззвучного смеха. Рон не разговаривал с Гермионой до ужина.
*
После ужина Гарри и Гермиона пошли на дополнительный урок к профессору Дамблдору. Директор встретил их радушно, но Гарри заметил, что глаза директора внимательно смотрят на него:
– Если вы вдруг себя плохо почувствуете, поможет вода. И ещё, каждое утро мысленно представляйте, что прячетесь под стеклянный колпак, через который вы все видите, но не чувствуете ничего плохого. Это будет получаться не сразу, но со временем… все будет хорошо. На тебе, Гарри, много чужих нехороших эмоций. Как ты себя чувствуешь?
– Немного тошнило после урока по защите от темных искусств, - сознался он. Гермиона недовольно поморщилась.
– Скоро у вас начнет проявляться чувствительность, вы должны научиться отгораживаться от чужих ощущений, и в то же время уметь считывать их.
– А это сложно, сэр? – серьёзно спросила Гермиона.
– Довольно-таки. Но постижимо. По крайней мере, я надеюсь на это, - ответил Дамблдор. – Сегодня я бы хотел вам рассказать следующее. Высшая магия, основы которой преподаются в школе, - это лишь маленькая частичка того, чему можно научиться. Настоящий волшебник не должен быть рабом своей палочки, кое-что он должен делать силой мысли. Помнится, ты, Гарри, ещё десятилетним ребенком заставил исчезнуть стекло в зоопарке. У тебя это получилось спонтанно. Теперь ты должен научиться делать подобные вещи по собственному желанию.
– А это возможно?
– Да. И у меня на тебя и Гермиону большие надежды.
*
– Наверное, уроки у профессора Дамблдора будут моими любимыми, - говорил Гарри, возвращаясь с Гермионой в гостиную. – Оказывается, можно учить без грызни.
– Профессор Снейп совсем другой. Он не любит не только тебя, но и вообще всех учеников. Разве он хотя бы раз похвалил меня за правильно сваренное зелье или просто сказал, что, дескать, все верно! Он не учтив даже с коллегами! Но профессор Дамблдор ценит его, значит, в нем что-то есть.

URL
2011-02-08 в 16:45 

DanielleCollinerouge
*
Следующие два дня Гарри жил обычной школьной жизнью: уставал на уроках, сидел над свитками домашних работ, сходил, словно отбыл наказание, в кабинет Снейпа на урок блокологии, где получил порцию очередных острот в адрес своего всё лучше и лучше получающегося блока.
Третий день учебы начался с неожиданного известия: профессор Макгонагал объявила, что капитаном сборной Гриффиндора по квиддичу будет Рон.
– Я! – изумился он. – А Гарри?! Ведь Гарри – лучший!
– Поттер в этом году не будет играть в квиддич. Ему предстоит много дополнительно заниматься, - ответила Минерва.
– Это не помешает тренировкам! – едва не задохнулся от возмущения Рон. – Уроков всегда много! Все не выучишь!
– Ещё как выучишь! – строго возразила профессор Макгонагал. – Я тоже хотела бы, чтобы Поттер вернулся в команду, но есть вещи поважнее квиддича!
Но Рон так не считал. Ведь как было бы здорово – он и Гарри в одной команде! И если Гарри так занят, то Рон возьмет на себя обязанности капитана. И вот из-за каких-то дурацких дополнительных уроков его лишают такого удовольствия!
– Как это тебя не будет в команде! Да без тебя нам кубка не видать! Алисии и Кэти уже в команде нет! Фреда и Джорджа – тоже! Кто будет играть!
– Дамблдор просил меня, - начал оправдываться Гарри.
– Так убеди его! – не унимался Рон. – Ты должен играть! Ведь все прошлые годы ты справлялся и с учебой, и с игрой! Если бы не эта жаба Амбридж!..
Гарри вздохнул. В бой вступила Гермиона.
– Рон, ты слышал, что сказал Гарри! Профессор Дамблдор зря ничего просить не будет!
– Гарри справится! – закричал Рон. – Меня назначили капитаном сборной!
– Ах, капитаном! – хмыкнула Гермиона. – Значит, чтобы пощекотать своё самолюбие, ты наплевал на то, как тяжело будет Гарри! У него много дополнительных уроков!
– Говорю тебе, он справится! – огрызнулся Рон.
– Гарри должен быть готов к тому, что Волдеморт ещё раз с ним встретится! Поэтому он должен тщательно учить защиту от темных искусств и высшую магию, а не подставлять голову под удары битой и бладжеров! – парировала Гермиона.
Гарри раздвоился. Да, в душе он был не против вернуться в команду, тем более, что капитаном будет Рон, но с другой стороны… уже за эти дни учебы он устал. А ведь ещё не начались уроки с Аластором Хмури.
Рон и Гермиона накинулись на него с требованием решить их спор, и Гарри не нашел ничего лучшего, как сообщить им, что от их ругни болит голова и что они оба заруководились. Рон и Гермиона обиделись. По поводу Рона Гарри не переживал – завтра с утра будет разговаривать как ни в чем не бывало. А вот Гермиона! Почему-то её обида застряла комком в горле. Не надо было так разговаривать с ней. В сущности, она права, она очень часто права. Гарри попытался успокоить себя, к утру девушка забудет об этой ссоре. Но до этого утра нужно дожить – сна ни в одном глазу, шрам начинает саднить. Гарри долго ворочался, удивляясь сам себе и своей реакции на ссору с Гермионой.
– Гарри, - услышал он тихий шепот.
– Гермиона! – он едва не вскочил от удивления и радости. Девушка села на его постель.
– Я не могу уснуть, - прошептала она, зябко кутаясь в халат.
Гарри порывисто обнял её.
– Кто-нибудь может проснуться, - испуганно ответила она. – Где твоя мантия-невидимка?
Когда они подошли к картине с изображением сэра Кэдогана, рыцаря на ней не было. Похоже, он ушёл к кому-то в гости.
– О нет! – ахнул Гарри.
– Нужно его позвать, - постаралась не огорчиться Гермиона. – Сэр Кэдоган! Где вы? Сэр! Вернитесь, пожалуйста! Неужели вы не хотите, чтобы я погладила вас по щеке!
Гарри уже всерьёз подумывал о том, что придется вернуться в гостиную, в душе ругая рыцаря последними словами. Но призыв Гермионы оказался услышанным. Появился запыхавшийся коротышка и радостно подставил щёку Гермионе.
Обстановка в комнате снова сменилась. Кровать стала просто королевских размеров, а коврик у камина превратился в медвежью шкуру. А ещё в комнате было тепло.
Гарри сбросил плащ-невидимку. Гермиона села на край заботливо расстеленной кровати.
– Здесь всё-таки здорово, - заметила она. – Уютнее, чем в спальне.
– Это наша комната, - проговорил Гарри.
Он не решался подойти к девушке, хотя больше всего на свете хотел обнять её и в ответных поцелуях почувствовать, что она больше не обижается на него. Он рассеянно потер шрам, и Гермиона тут же вскинулась.
– Болит?
– Ноет немного, - поморщился Гарри.
Гермиона удобнее уселась, Гарри положил голову ей на колени, закрыл глаза и, наслаждаясь прикосновениями её ласковых пальцев, едва не застонал.
– Неужели так приятно? – удивилась она.
– Давай ты сама попробуешь! – озарило Гарри.
Он оперся на локоть возле растянувшейся на кровати Гермионы и принялся гладить её вьющиеся пряди, стараясь повторять её движения. Девушка едва ли не замурлыкала, обдавая теплым дыханием его руку. Гарри рискнул поцеловать её в шею под ухом. Она подбадривающе пискнула. Вот сейчас применить раздевающее заклинание и прижаться к ней всем телом! Гарри с ужасом понял, что забыл палочку в спальне.
– Гермиона, - отчаянно сказал он, - я оставил палочку в комнате.
Она растерянно моргнула.
– Я не могу… ну… - Гарри залился краской, - сделать раздевающее заклинание.
– Ну, мы можем обойтись без палочки, да?
И Гермиона решительно стянула длинную сорочку. Плотная ткань, мягкая даже на вид, скользнула вверх, обнажая стройные, немного худые бедра, маленькую округлую грудь. Поднявшиеся на секунду вместе с рубашкой волосы снова упали на плечи. Гермиона нырнула в постель и села, ловко обернувшись одеялом, оставив плечи открытыми. Посмотрела на Гарри.
Гарри понял, что все это время пялился на раздевающуюся девушку.
– Ты красивая, - смущенно пробормотал он и принялся расстегивать пижаму. Теперь Гермиона смотрела на него. Гарри чувствовал кожей её взгляд и попытался посмотреть на себя со стороны. Он сильно вырос (все прошлогодние мантии стали безнадежно короткими). Верзила Рон был по-прежнему выше, зато Гермиона так идеально сравнилась с плечом Гарри, что обнимать её было даже как-то удобно. Гарри вспомнил, как его рука без напряжения обвила её плечи, когда они шли под мантией-невидимкой.
– У тебя ноги красивые, - сказала она вдруг, заставив его смутиться снова. – У парней редко бывают красивые ноги, очень часто худые и мохнатые, - девушка рассмеялась. – Я видела на пляжах – как у хоббитов. Хоббиты – это такой волшебный народ, только не настоящий, а придуманный одним маггловским писателем.
Она опять рассмеялась.
– Ой, Гарри, прости, я объясняю тебе, словно…. Ты ведь сам прекрасно знаешь мир магглов.
Гарри в очередной раз подумал о том, какая пропасть разделяет два мира. Даже Рон, лучший друг, был безнадежно чистокровным волшебником. Но им, таким, как Дин Томас или Колин Криви, уже не было пути назад, в мир магглов. Гарри вдруг обрадовался, что его девушке не нужно объяснять, что такое телефон или портал. Она была такая же, как и он – маггла-волшебница, жительница двух миров. Вот черт, то есть, Мерлинова борода, Дамблдор вправду знал, что делает!

URL
2011-02-08 в 16:54 

DanielleCollinerouge
Глава 15. Урок волшебного права
Вскоре у Гарри и Гермионы начались дополнительные уроки у Аластора Хмури. Увидев его волшебный глаз, они поставили на свои некоторые воспоминания самый мощный блок, который выучили к тому времени. Гарри посмотрел на своё кольцо. Наверняка, Хмури его видит. Но даже если это и так, то виду не подал. Во всяком случае, вёл себя обычно – то есть как бывалый старый волк, взявшийся обучать молодняк, едва переросший возраст щенков.
– А ты, Поттер, парень не промах, - добродушно прорычал он в конце занятия, - многое и так умеешь. Дамблдор рассказал, как ты в прошлом году проводил уроки под носом у той старой министерской жабы. Молодец, будет из тебя классный аврор. О, даже блок ставить умеешь. Наш общий темный друг научил этой премудрости?.. Все равно ему не доверяю. И тебе не советую.
*
Рон и большинство гриффиндорцев-старшекурсников обиделись на Гарри за его уход из квиддича. Но зато со стороны Гермионы Гарри получил самую горячую поддержку. Утешил его и Дамблдор, сказав, что вскоре Гарри сам поймет, что это было необходимо. Как капитан сборной, Рон устроил жесточайший кастинг на места загонщиков и охотников. С Гермионой он ругался едва ли не каждый день. Гарри же ощущал себя между молотом и наковальней. Он уже ощутил нехватку времени для изнурительных тренировок по квиддичу, поскольку кроме обычных домашних заданий имел дополнительные уроки. А ведь это только начало учебного года.
На шестом курсе почти все ученики выбрали для изучения волшебное право. Вел этот предмет профессор Лестрик, сухонький невысокий волшебник средних лет. Чтобы заинтересовать юных магов, он решил начать уроки с рассказа о волшебном семейном кодексе. Выяснилось, что вступать в брак волшебники имеют право с 17 лет, хотя в прошлом разрешалось и раньше. В особом отделе Министерства Магии нужно изъявить и зарегистрировать свое желание жить семьёй с соответствующей особой. Впрочем, современные волшебники редко женятся раньше 20 лет, ведь после окончания школы нужно устроиться на работу и начать зарабатывать и делать успешную карьеру. Проблему социального неравенства и бедности в волшебном мире никто не отменял. Если по каким-либо причинам семейная жизнь не задалась, то развод регистрируется в том же отделе Министерства Магии. Однополые браки, это гнусное изобретение магглов, запрещены.
– А почему? – захихикали некоторые, в то время как другие удивлялись, что такое вообще кому-то могло прийти в голову.
– Потому что это противоречит самим основам брака, - строго ответил Лестрик, - в котором происходит объединение мужского и женского начал, дающих друг другу силы и рождающих новую жизнь.
– А это правда, что сейчас венчаться, типа, не модно? – лениво спросил Малфой.
– Что значит «не модно»!? - оскорбился профессор. – Это очень древний и нужный обычай! Другое дело, что сами волшебники не стремятся к этому.
– А мои родители венчались! – воскликнул Рон.
– Поэтому вас столько наплодилось? – усмехнулся Малфой.
– Мистер Малфой! Я вынужден снять 5 очков со Слизерина за вашу грубость, - строго сказал Лестрик, и гриффиндорцы радостно вздохнули. Наконец-то!
– Вернемся к уроку, - продолжил профессор. – Венчание – это очень ответственный шаг. Если люди, принявшие этот обряд, не подошли друг другу, то это очень плохо для них. Они могут очень измучить друг друга и даже заболеть.
– А зачем тогда вообще венчаться!? – воскликнул Дин Томас.
– Потому что обвенчанная пара может быть очень счастливой, нуждаясь друг в друге и находясь рядом друг с другом. Это удивительно прекрасное ощущение. Говорят, они даже могут чувствовать друг друга на расстоянии.
– А как можно определить свою половину? – спросила Парвати.
– Это может определить опытный волшебник, как например, наш директор профессор Дамблдор. Увидев желающих обвенчаться, он считывает с них информацию и таким образом определяет, подходят ли друг другу молодые люди. Но это не значит, что вы немедленно все броситесь к профессору Дамблдору за консультацией.
Все засмеялись.
– Он далеко не единственный волшебник, умеющий это делать.
– А вы умеете? – спросила Лаванда.
– Нет. Вернее, я немного умею делать вычисления по датам и времени рождения, - скромно ответил Лестрик.
В классе началось возбужденное гудение: девчонки хихикали, парни перешептывались. Гарри сосредоточенно рисовал закорючки на клочке пергамента. Гермиона опустила глаза в книгу. Рон, вытянув шею и наклонившись вперед, ехидно спрашивал у Малфоя, не делал ли он случайно расчеты на мопса по имени Пенси.
– А как происходит сам обряд венчания? – спросила Парвати.
– Очень просто, - ответил Лестрик, - у молодых берут немного крови из разрезанной руки и смешивают в золотом бокале.
– Но это, наверное, больно! – воскликнула Лаванда.
– Нет, это не должно быть больно. Если ранки тут же не зажили – это плохой признак. Затем на руки молодым надеваются кольца, на которых выгравированы символы любви, верности и соединения. Это очень красиво. Бокал со смешанной кровью остаётся у волшебника, обвенчавшего пару, или отдается молодым. А потом…
– Начинается, типа, самая интересная часть? – оскалился Малфой. Кребб и Гойл поддержали его гоготом.
– Мне жаль, что у вас, мистер Малфой, вызывает глупый смех высшее и самое прекрасное проявление любви – соединение любящих друг друга людей, - укоризненно покачал головой профессор. – А между тем это очень серьёзно, - продолжил он.
Девушки затаили дыхание, парни заинтересованно посмотрели на Лестрика. Но многие тихо и совершенно по-дурацки хихикали, прячась за учебниками. Рон, прыснув в свою огромную ладонь, заметил, что Гарри продолжал покрывать завитками пергамент.
– Если в течение лунного цикла венчание не будет скреплено таким образом, то брак разрушится, - провозгласил Лестрик.
Гарри перестал рисовать и, подняв голову, изумленно уставился сначала на преподавателя, а затем на Гермиону.
Класс гудел. Перед глазами Гарри и Гермионы замелькали воспоминания о событиях последнего месяца: обряд на площади Гриммо, их совместное проживание в спальне, смущенный Люпин, обеспокоенный Дамблдор, дающий Гермионе книгу, и, наконец, злой Снейп, промывающий им мозги в прямом и переносном смысле.
После урока они все еще находились под впечатлением от рассказа Лестрика, размышления о своем таком странном и раннем браке. Рон что-то оживленно рассказывал, стоя рядом с ними и отчаянно жестикулируя. Из раздумья Гарри выдернула драка Рона и Малфоя. Он бросился на помощь другу. В эту кучу малу добавились Кребб и Гойл. Гриффиндорцы и слизеринцы с улюлюканьем наблюдали за происходящим, пока к ним не подбежали Снейп и Макгонагал.
– В чем дело? – грозно спросила Минерва, раскидав их взмахами волшебной палочки.
– Малфой спровоцировал меня! – закричал Рон.
– Я же говорила и повторяю ещё раз, никакие слова не должны давать право бить! 20 очков с Гриффиндора! – ледяным голосом произнесла Минерва.
– Это несправедливо! – возмутились гриффиндорцы.
– Малфой сказал такое, за что мало набить морду! – воскликнул Симус Финиган.
– Что же такого он сказал? – поинтересовался невесть откуда взявшийся Снейп.
– Он спросил у Рона и Гарри, как они будут делить… свою грязнокровку, это про Гермиону! И предположил, что Дамблдор разрешит им жить втроем, – почти с удовольствием наябедничал Симус.
– 50 очков со Слизерина и, я надеюсь, профессор Снейп придумает для него наказание! – дрожа от гнева и возмущения, проговорила Макгонагал.
– Разумеется, - пробормотал Снейп. – Идем, Драко.
Очевидно, Снейп что-то сказал Малфою, во всяком случае Дамблдора тот больше не упоминал в своих шутках и остротах. Говорили, что Малфой обещал достать Поттера и отомстить за потерянные 50 очков и уборку в кабинете Снейпа. Все понимали значимость этого события – декан Слизерина впервые наказал своего любимчика! Безусловно, это наказание было за профессора Дамблдора, а не за Поттера и Уизли, но Малфой обиделся.
Что же касалось Гарри и Рона, то 50 очков и наказание Малфоя вылечило их раны быстрее мадам Помфри.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Тайная книжка Мародеров

главная