Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:05 

Почти не пониженный рейтинг Главы

DanielleCollinerouge

Глава 10. Брачная ночь


Сквозь сон Гермиона чувствовала, как что-то больно сжимается вокруг её пальца. Может, это кусается Криволапик? Гермиона открыла глаза, секундой позже она догадалась, что боль причиняет ей кольцо. Девушка вскочила.
– Гарри! – крикнула она, бросаясь к соседней кровати.
Он выглядел таким же, каким его запомнила Гермиона во время последнего приступа в кабинете Снейпа. Девушка схватила его за руку и удивилась, почему она такая горячая. Закрыв глаза, она сосредоточилась на его мыслях. Но что-то было не так, не так, как в прошлый раз. Ей стало плохо.
– На помощь! – закричала Гермиона. – Кто-нибудь, помогите!
– Сию секунду, госпожа! – пропищал Добби, выскочив неизвестно откуда.
Гермионе стало страшно, что сейчас произойдёт что-то ужасное, и она не сможет ничем помочь Гарри.
В спальню буквально влетел профессор Дамблдор, за ним вбежал Снейп. Директор кинулся к Гарри, Северус схватил Гермиону и, словно куклу, потащил в ванную комнату, где в учебное время умывались гриффиндорские мальчишки. Едва он успел дотащить девушку до ближайшей раковины, как её вырвало. Гермиона жалобно всхлипнула, вытирая рот. Несколькими мгновениями позже она ощутила, что на неё хлынул поток прохладной воды. Руки Снейпа цепко держали её за плечи и подставляли под струю из душа. Гермиона дрожала всем телом и откашливалась от попавшей в нос и рот воды. Снейп завернул её в полотенце и помог вылезти из ванной. Девушка подняла на него взгляд, чтобы выразить благодарность, но, увидев его жесткое и даже ехидное лицо, осеклась.
– Очень сожалею, мисс Грейнджер, но если в ближайшее время вы не закончите этот обряд, то следующее спасение я вам не гарантирую, - сквозь зубы процедил Северус.
Гермиона обомлела.
– Или вы ждёте каких-то поползновений от него? Долго придётся ждать! Впрочем, я могу дать вам чарующее зелье, - по лицу Снейпа зазмеилась усмешка. – Вам достался беспокойный муж, мисс Грейн… или миссис Поттер, как вас теперь называть, уж не знаю! И ещё, чуть не забыл… - Снейп протянул ей флакончик с синей жидкостью. – Не знаю, как вам отдать это деликатно, - саркастически заметил он, - но три капли в неделю и у Сортировочной Шляпы не будет необходимости размышлять, на какой факультет отправить вашего очередного сына или дочь!
Гермиона смотрела на него широко открытыми глазами, губы её обиженно дрожали.
– И не вздумайте разбивать это от злости, такое зелье готовится сложно и не быстро. А то, что продают в Хогсмиде, галеон за бутылку… Очевидно, им пользовались Уизли. Простите, если был несколько груб, не люблю ходить вокруг да около. Тем более, когда драгоценная жизнь Поттера в опасности, - и Снейп быстро вышел, оставив Гермиону дрожать от пережитого потрясения и злости.
***
Гермиона вернулась в спальню, всё еще дрожа от воды и слов Снейпа. Дамблдор хлопотал возле мокрого Гарри, которого трясло словно в лихорадке. Без очков его вид был ещё более несчастный.
– Что с нами случилось, профессор? – спросила Гермиона, присаживаясь рядом с Гарри.
– Волдеморт – большой знаток черной магии. Похоже, он наслал на вас свой мыслепоток. Точнее, на Гарри. Ты, дитя моё, пострадала, когда пыталась помочь, - грустно произнес Дамблдор. - Теперь уже всё хорошо, отдыхайте, - со вздохом поднялся и направился к двери, где ожидал его Снейп.
– Как ты себя чувствуешь, Гарри? – спросила Гермиона, когда они ушли.
– Лучше. Дамблдор увешал меня амулетами, словно рождественскую ёлку, - буркнул Гарри, указывая на веревочки, вновь обвивающие его руки. – При всём этом он не обещал, что они точно помогут.
Гермиона подошла к постели Рона, сняла мокрую ночную рубашку и надела халат с котятами. В комнату вбежал Добби с чистой сухой пижамой для Гарри. Тот устало поблагодарил эльфа и снял свою мокрую одежду. Гермиона хотела отвернуться, но передумала. Для своих 16 лет Гарри был сложен очень хорошо, хотя подростковая худоба ещё не исчезла полностью. Он перестал выглядеть младше своего возраста, вытянувшись в росте и расширившись в плечах.
– Я боюсь за тебя, - сказала Гермиона, когда Гарри лёг на свою кровать.
Девушка решительно легла рядом с ним и добавила:
– Мне страшно.
Гарри робко обнял её одной рукой. Гермиона смотрела в темный потолок спальни и думала. За две недели, что она прожила в Хогвартсе, ей ни разу не довелось повидаться с родителями, но почему-то это её не очень беспокоило. Оставить Гарри одного! Ни за что! Нужно во что бы ни стало помочь ему! Неприятности так и липнут к бедному парню. Но в сердце Гермионы никогда не было злости за это. Ей хотелось облегчить его страдания.
Снейп! О, кажется, Гермиона начала понимать отношение к нему Гарри. Циник, грубиян, как он мог так с ней разговаривать! Особенно девушка обиделась за зелье. К его вареву она, конечно, не притронется, приготовит себе сама. Гермиона возмущённо вздохнула. Ладно, доля правды в его словах, конечно, была. Но можно было это сказать по-другому?! Наверное, Снейп и впрямь ненавидит Гарри. Гермиона принялась уговаривать себя успокоиться – в конце концов, профессору, может быть, неприятна мысль, что он сам подталкивает двух подростков к нарушениям школьных правил.
Неожиданно она почувствовала, что Гарри неуклюже на неё навалился и прижался ртом к её губам. Девушка вздрогнула, едва не подпрыгнув, сердце бешено заколотилось в рёбра. Но уже через несколько секунд, боясь испугать, она крепко обняла его, запустив пальцы в растрепанные волосы, и принялась отвечать на поцелуй так, как подсказывала ей интуиция и кино, покупку которого увидел в её воспоминаниях Снейп. Вышло довольно слюняво, но волнительно. По телу пошёл жар. Нет, только не бояться, только не бояться, все будет хорошо! Что же там делали дальше в кино? Красиво раздевались, лаская друг друга. Гермиона зажмурилась и, обмирая от волнения, попыталась раздвинуть полы своего халата с котятами, чтобы обнажить грудь (мамочка, она ещё совсем маленькая! Не то, что у той красавицы-актрисы).
– Ты здорово целуешься, Гарри, - тяжело дыша, прошептала Гермиона (надо же его как-то подбодрить!), едва Гарри отлип от неё, сам задыхаясь и испуганно на неё глядя.
Его сердце, как, впрочем, и у Гермионы, билось где-то в горле. Очевидно, слова девушки достигли своей цели, потому что он снова прильнул к её губам и даже попытался одной рукой расстегнуть куртку своей пижамы. Гермиона постаралась, не прекращая поцелуя, дотянуться до волшебной палочки, лежащей на прикроватной тумбочке. Не получилось. Ладно. Еще раз...Ее рука наконец дотянулась до палочки.
– Так будет лучше, Гарри, - прошептала она и, направив на него палочку, произнесла раздевающее заклинание.
Пижама упала возле кровати аккуратной стопкой – признак правильного выполнения заклинания. Гермиона зажмурилась, но, боясь снова испугать прижавшего её сверху Гарри, протянула к нему руки, забыв, что палочка так и осталась в правой руке. Рядом с пижамой грудой свалился халатик с котятами. Девушка приоткрыла глаза и, увидев юношеские плечи и грудь, снова крепко зажмурилась. Смотреть дальше она не решалась, вспыхнула до кончиков ушей. Что предпринимать дальше, Гермиона не знала и искренне надеялась, что Гарри догадается сам, как догадался, правда, немного нервно, но всё же – шарить руками по её телу.
Похоже, что-то подсказали ему инстинкты, поскольку, Гермиона почувствовала, что ей стало больно. Стараясь даже не пискнуть, она закусила губу и крепче прижалась к Гарри, обхватив его спину.
Почему-то вспомнились последние каникулы, когда неожиданно в камине появился Дамблдор и попросил срочно отправиться с ним, чтобы помочь Гарри. Тогда Гермиона, даже не захватив никаких вещей (мама с папой всё потом выслали), поспешила исчезнуть в зелёном пламени.
А ещё её кузина Марта, старшая на два года, рассказывала как-то о своём первом парне, с которым начала встречаться тогда. Она говорила, что это было ужасно, парень смешно визжал, чем напугал кузину едва ли не до икоты. Но самое забавное, что они встречаются до сих пор. Марта к нему даже привыкла. В таком случае, мне повезло больше, подумала Гермиона, таких ужасов нет и, кажется, Гарри было хорошо.
Она слышала его дыхание прямо возле своего уха, погладила его спину, затылок.
– Это… было просто… невероятно…здорово, - прошептал он, закрывая глаза.
Вот и славно. Хорошее начало. Гермиона коснулась губами его лба.
– Гермиона, - вдруг позвал он её, - тебе было больно, да?
– Совсем немножко, - слишком старательно честно ответила она и поспешно добавила. – Так должно быть.
– Прости, - виновато произнес Гарри. – Я совсем не знаю, как это делается. У меня это в первый раз. Не у кого даже было спросить. Фред и Джордж ничего толком не объяснили…
– Нашёл у кого спрашивать! – возмущенно зашептала Гермиона и вдруг тихо засмеялась. – Что они могли тебе объяснить? Смеялись, да?
– Нет, они просто прикалывались, как обычно, - также шепотом ответил Гарри.
– И наверняка дали кулёк горячих пчёлок или что-то в этом роде. Не ешь эту гадость, Гарри, они вредные, в их состав входят шпанские мушки!
– Не буду, - пообещал Гарри, удобно укладываясь рядом с Гермионой и обнимая её. – Вряд ли они мне понадобятся…


URL
Комментарии
2011-02-08 в 15:06 

DanielleCollinerouge
Глава 11. Поттеры
За завтраком, на который собрался уже весь преподавательский состав Хогвартса, Гарри казалось, что все знают о том, что произошло между ним и Гермионой. А как прикажете понимать прекрасное настроение профессора Дамблдора, едва ли не заигрывающего с Минервой Макгонагал, мило переговаривающихся между собой профессоров Спраут и Флитвика, подмигивание Хагрида, счастливую улыбку Ремуса Люпина и брезгливое выражения лица Снейпа?!
– У меня такое чувство, что все знают, – прошептал Гарри Гермионе.
– Не говори глупостей, – спокойно ответила девушка, – возможно об этом только догадывается профессор Дамблдор.
– Снейп точно знает, – ответил Гарри, перехватив взгляд профессора зельеведения. Казалось, того сейчас стошнит.
– Только догадывается, Гарри, – напомнила Гермиона.
– Я не позволю ему копаться в моей голове на уроках блокологии! – воскликнул Гарри.
После завтрака к ним подошел Люпин.
– Я пришел попрощаться, – доброжелательно произнес он. – Профессор Дамблдор дал мне много поручений.
Гарри и Гермиона искренне пожелали ему удачи.
– Надеюсь, что у вас все будет хорошо, – Люпин пожал им руки о одобряюще улыбнулся Гарри. – Берегите себя и друг друга.
Мимо прошелестел мантией Снейп.
– Поттеры, я жду вас в своем кабинете через час, – едко бросил он.
Люпин встрепенулся и отвел профессора в сторону.
– Какой нетактичный! – возмутилась Гермиона, покосившись на Снейпа.
– Ненавижу! – прошипел Гарри.
– Он полагает, что если умеет превосходно варить зелья и лазить в чужих мыслях, то ему все можно! – Гермиона обиженно поджала губы.
– Пожалуй, бракованную пчелку стоит дать ему, а не Малфою, – зло пообещал Гарри, наблюдая, как Люпин что-то доказывал Снейпу, сложившему на груди руки.
Гермиона тихо прыснула и уткнулась в плечо Гарри.
– Ты знаешь, что с ним тогда будет? – спросил Гарри, вспомнив разговор с близнецами.
– Больно, - хихикнула Гермиона.
Гарри ощутил, что ненависть к Снейпу улетучивается – Гермиона стоит рядом, смеясь ему в мантию из-за его по-мальчишески злой реплики, а а вовсе не отчитывает, укоризненно объясняя, что со Снейпом лучше не связываться. Гарри стало легко и хорошо. Ему даже захотелось обнять девушку, но, посмотрев на спорящих Люпина и Снейпа, он передумал.
На блокологии Гарри и Гермиона сопротивлялись Снейпу так, что едва не выбросили его из кабинета усилием воли.
– Что ж, – процедил Северус, – уже на что-то похоже. Видимо, встретив Темного Лорда, вы не дадите ему посмотреть свои первые эротические переживания, остальное – читай, не хочу. Поймите, мистер Поттер, мне надоело пересматривать в который раз, как вы ревете, впервые запертый в чулане, или как вас лупит ваша чокнутая тётушка за то, что вы перевернули горшок на чистый ковёр! В свою очередь, ваши переживания, мисс Грейнджер, по поводу наступления первой менструации и волнения из-за незначительных помарок в экзаменационных работах меня также порядком достали.
Гарри и Гермиона сверлили профессора такими взглядами, что, казалось, вокруг накалялся воздух.
– Впрочем, ваше единодушие меня радует, – заметил Снейп. – Продолжим.
*
– У меня такое чувство, что я разгружал вагоны, – устало выдохнул Гарри, с размаху садясь в кресло в Гриффиндорской гостиной.
– Я тоже устала, – села напротив него Гермиона. – Его бестактность просто убивает. Про менструацию мог бы и не говорить!
– А что это такое? – простодушно спросил Гарри.
– Ты не знаешь?
– Нет, – виновато пожал плечами Гарри.
– С ума сойти можно! – покачала головой Гермиона. – Ладно, садись, буду объяснять.
*
Вечером Гермиона зашла в спальню в своем обычном халатике с котятами. Что делать, она не знала, чувствовала себя неловко и волнительно. Бросив украдкой взгляд на Гарри (прямой ей был сейчас не под силу), девушка зажмурилась – кажется, он смотрит на неё с ожиданием. Гермиона покраснела и принялась гасить свечи. Когда их осталось только три, подошла к Гарри, сидевшему на кровати, помедлила и сняла с него очки. В ответ он притянул её к себе. Гермиона неловко села ему на колени, обхватив его ногами и ужасаясь своей смелости. Кажется, её похвала на счет поцелуев ему запомнилась. Девушка ощутила на своих губах его губы и постаралась ответить как можно «правильнее». Теперь можно и халат снять. Но именно в этот момент Гарри надумал её обнимать, и она немного запуталась в своих котятах. Впрочем, парень быстро понял свою ошибку и помог выпутаться. Гермиона осталась в расшитой кружевами и ленточками сорочке. Гарри нерешительно на нее посмотрел.
– Ты можешь её снять, – мужественно предложила Гермиона, не забыв покраснеть.
Гарри вздрогнул, немного помедлил, а затем отважно развязал шелковый шнурок. Гермиона, закрыв глаза, подняла руки, чтобы ему было удобнее снять сорочку. Девушка поёжилась, стесняясь своей наготы. Но, призвав на помощь сцены из маггловского фильма, принялась снимать с Гарри пижамную куртку. Парень мелко дрожал и, пока девушка сражалась с пуговицами, ничего не предпринимал. Куртка легла рядом с сорочкой. Ладони Гермионы погладили его торс и слегка толкнули, предлагая лечь. Гарри, дрожа, подчинился. Надо же ответить и ей. Руки Гарри неуверенно нащупали девичью грудь. Гермиона едва не вскрикнула: было и щекотно и приятно.
– Знаешь, – прошептала она, наклонясь к Гарри, – в школе очень наказывают, если мальчишки распускают руки против воли девчонок. Но ты можешь потрогать меня безнаказанно.
Гермиона даже зажмурилась от собственных слов. Но зато как это волнует! Где-то по тёмным коридорам бродит злой Филч со своей облезлой кошкой, на которую, очевидно, наложили Заклятие Бессмертия, а здесь она, Гермиона, и по её груди, плечам, животу и бедрам робко шарят руки её парня. И пока сторож недовольно ворчит, она…даже подумать страшно, как нарушает школьное правило, за которое, вообще-то, снимают по 50 очков с каждого! Только не с неё и не с Гарри.
Что ж, совсем неплохо. В книге пишут, что не всё сразу, а у Гермионы это всего лишь второй раз, и ее парень не опытный соблазнитель, а всего лишь Гарри.

URL
2011-02-08 в 15:08 

DanielleCollinerouge
*
Гарри легко вынырнул из сна. Как замечательно, что его перестали мучить кошмары. Это же просто еженощная пытка какая-то была. Теперь все прекратилось. И спалось сегодня так сладко! Гарри ощутил, что обнимает рукой талию Гермионы. Девушка ещё спала, удобно устроившись на боку и подложив руку под щеку. Гарри подумал, что никогда не спал в одной кровати с кем-либо. Сколько он помнил себя у Дурслей, всегда спал один. Тетушка особо не церемонилась с колыбельными и прочей ерундой, это все доставалось только Дадли. Гарри послушно убирался в свой чулан, когда тетушка, обцеловывая своего пупсика, укладывала его спать, рассказывая очередную сказочку или заводя песенку (голосок – ужас!). Днем (а Дадли спал днем до 6 лет) тыковка Ди всегда требовал, чтобы мамочка лежала рядом и продолжала рассказывать сказочку.
Гарри прижался к Гермионе. Эти потрясающие новые ощущения – лежать в постели с девушкой. То, что было вечером, отозвалось в теле сладким воспоминанием. Ого, а это так затягивает! Гарри осторожно повернул к себе Гермиону. Девушка проснулась. Увидев его, сонно улыбнулась. Гарри коснулся её губ. Она довольно охотно ответила. На всякий случай Гарри ещё раз вопросительно дотронулся до теплого рта. Девушка согласно обхватила губами его нижнюю губу (в маггловском кино это показали крупным планом). Действует! Гермиона вызвала в памяти поцелуи киношной пары. А если попробовать так? Что творится с Гарри! Гермиона довольно зажмурилась, чувствуя, как смущенно колотится её сердце.
Гарри удивлялся сам себе. Еще позавчера утром он ломал голову над тем, как подойти к Гермионе, теперь вот сам (первый!) намекнул-предложил. Ему становилось теперь понятно, почему у старшекурсников и Снейпа идет непримиримая война. Несмотря на его вездесущесть, поговаривают, что молодые волшебники все равно умудряются найти укромный уголок. А ещё Гарри начал догадываться, каким воспоминанием некоторые взрослые вызывают мощного материального Патронуса.
– Гермиона, - позвал он девушку, притихшую под его тяжестью. – Мне так хорошо было. Правда. Очень. А как тебе?
– Мне тоже, - ответила она.
Гарри благодарно опустил голову, уткнувшись в теплую шею девушки, она погладила его растрепанные волосы. Да, это довольно приятно. И наблюдать за Гарри –интересно.
– Гарри, - позвала его вскоре Гермиона. – Ты что? Опять задремал? – она хихикнула. Гарри виновато моргал.
– Нам нужно идти завтракать, - улыбаясь, сказала девушка. – Лично я проголодалась.
За завтраком Гарри нечаянно встретился взглядом со Снейпом и вздрогнул, прочитав в глазах ненависть и отвращение. Гарри покосился на Дамблдора. Старый профессор подмигнул и ободряюще улыбнулся. Гарри готов был поклясться, что где-то в собственной голове услышал его добродушный голос – «Не обращай внимания, Гарри, ты же знаешь, что Северус тебя немного недолюбливает!»
– Подумать только, - спохватилась Гермиона, - сегодня же 1 сентября, значит, вечером ученики вернутся в Хогвартс.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Тайная книжка Мародеров

главная