14:51 

Всякие разговоры Главы 4, 5, 6

DanielleCollinerouge
Глава 4. Кольца
Гермиона села за парту и опустила голову на руки. Самочувствие не было слишком плохим, но и хорошим его назвать было никак нельзя. Выходит, она помогла Гарри. Хорошо, что она догадалась оттягивать на себя этот ужасный мыслепоток.
Вскоре до неё донёсся звук открываемой двери. Она подняла голову и увидела вернувшегося Дамблдора.
– Как ты себя чувствуешь, Гермиона? – по-отечески спросил он. Никогда прежде директор с ней так не разговаривал, и Гермиона почувствовала себя и неловко, и хорошо одновременно.
– Хорошо, я … я в порядке, - ответила девушка.
– Только что ты очень помогла Гарри, - продолжил разговор профессор Дамблдор.
– Это снова Вол..Волдеморт? – спросила Гермиона.
– Да, дитя. Гарри чувствует то, что он поглощает.
– Что же делать, профессор?
– К счастью, ты научилась забирать на себя часть всего этого безобразия. У Гарри пока не получается блокировать ужасные ощущения, поэтому ты – его главный помощник. Но… я боюсь, что это может повториться ещё раз. Ты должна быть рядом, чтобы в случае чего помочь ему.
– Да, профессор, - с готовностью ответила Гермиона.
– И ещё… это может случиться и ночью, поэтому…
– Я буду спать рядом, на постели Рона.
– Да, дитя, - улыбнулся профессор Дамблдор. – И на тот случай, чтобы ты услышала, почувствовала…вот, - он достал откуда-то из мантии золотое кольцо. – Это поможет.
Гермиона удивленно взяла его и надела. Кольцо было великовато, но уже через секунду достаточно плотно обхватило палец, чтобы не сдавливать его, и не сваливаться.
– Когда в Хогвартс приедут ученики, могут возникнуть лишние вопросы. Поэтому достаточно произнести «Незримус» и оно станет невидимым. «Появитус» и оно снова станет видимым.
– Да, сэр, - кивнула Гермиона, - оно очень похоже на обручальное. Малфой и его друзья уморятся напевать непристойные песенки.
Дамблдор задумчиво покивал.
Гермиона вернулась в пустынную гостиную Гриффиндора и по винтовой лестнице поднялась в спальню, где в обычное учебное время спали Гарри, Рон, Невилл, Дин и Симус. Все кровати, кроме Гарриной, были аккуратно застелены в ожидании своих хозяев.
– Как ты? – спросила Гермиона, усаживаясь на край постели возле лежащего Гарри.
– Ничего, - тихо ответил он.
Гарри был всё ещё бледен, но выглядел значительно лучше, чем в кабинете Снейпа. Гермиона перевела взгляд на его руку. На пальце блестело точно такое же кольцо, как и у неё.
– Тебе его дал профессор Дамблдор? – спросила Гермиона, коснувшись кольца.
– Да, он сказал, что это поможет отстраниться от того, что на меня насылает Волдеморт, - Гарри поднёс руку к глазам.
Ему почему-то вспомнилось огромное толстое обручальное кольцо на пальце-сардельке дяди Вернона, кольцо чуть поменьше красовалось на руке тёти Петуньи, но поскольку она была тощей, то на её худющих длинных пальцах оно выглядело ещё хуже. А вот его кольцо красивое: тонкое, с вырезанными символами; какими, не разглядеть, тут нужны не очки, а увеличительное стекло. Но всё же Гарри показалось, что на его руке это странное украшение смотрится забавно, словно он надел взрослую вещь не по росту.
Гермиона также принялась изучать кольцо, сняв его с пальца.
– Здесь очень интересные символы, но я не знаю, что они обозначают, нужно будет посмотреть в «Энциклопедии волшебных символов», наверняка они защитные, - подвела итог своим наблюдениям девушка и снова надела кольцо на палец. – Разреши, я взгляну на твоё, - повернулась она к Гарри. Он протянул ей руку.
– Твоё немного больше. Но символы те же, даже буква Г. Наверное, это первая буква имени. Забавно, что у нас эти буквы одинаковые, - Гермиона вернула кольцо на палец Гарри и вернулась к своему, несколько раз заставила его исчезнуть и появиться.
– Ты тоже попробуй, не то будет много вопросов. И если Рон, Джинни и Луна это поймут, то про Малфоя и компанию и говорить нечего, хотя… мне кажется, Рон тоже будет над нами смеяться, он ещё такой глупый, - и Гермиона поджала губы, словно заранее обижалась на него.
Гарри послушно несколько раз "исчезнул" и "появил" кольцо.

URL
Комментарии
2011-02-08 в 14:51 

DanielleCollinerouge
– Теперь всё в порядке. И еще, - деловым тоном добавила Гермиона, очевидно, чтобы скрыть смущение, - профессор Дамблдор велел мне спать с тобой в одной спальне. Я лягу на кровати Рона.
– Тогда, может быть, он снимет заклятие со ступенек в твою спальню? – краснея, пошутил Гарри.
– Это не он его туда накладывал, это древний обычай. Вам, парням, не доверяют, - усмехнулась Гермиона, но уже через несколько секунд серьёзным тоном добавила. –Профессор Дамблдор боится, что с тобой повторится то, что произошло в кабинете Снейпа. Если вдруг тебе станет плохо, сразу буди меня.
– Если успею, - хмыкнул Гарри.
***
Гермиона сидела, склонившись над «Энциклопедией волшебных символов» и искала то, что было изображено на кольце. Гарри корпел над рефератом, заданным на лето профессором Флитвиком. В гостиной неожиданно появился Добби с ужином.
– Спасибо, Добби, - Гермиона оторвалась от книжки и посмотрела на эльфа.
Тот выглядел по-особому счастливым и без конца поправлял свои многочисленные шапочки, надетые на лысую голову.
– Э… спасибо, Добби, - вежливо кивнул Гарри.
Эльф посмотрел на него прямо-таки влюбленным взглядом и даже, очевидно, от избытка чувств, прижал свои тощие лапки к груди.
– Что с тобой, Добби? - удивился Гарри. – Ты просто светишься от счастья. У тебя, случайно, не день рождения?
Гермиона даже подалась к эльфу, чтобы в случае утвердительного ответа броситься его поздравлять.
– Нет, сэр, Добби забыл, когда у него день рождения, сэр, Добби просто счастлив, что будет теперь служить Гарри Поттеру!
– Служить мне? – удивился Гарри. – Ты разве забыл, что свободен?
– Добби свободен, сэр, но Добби хочет работать, служить доброму хозяину, сэр! Профессор Дамблдор сказал, что я могу служить Гарри Поттеру! – от счастья Добби даже подпрыгнул.
– Хорошо, Добби, - удивленно пробормотал Гарри, - сколько ты хочешь, чтобы я тебе платил? – и он покосился на строгое лицо Гермионы.
– Для Добби это не важно, сэр, Добби только хочет делать всё, что прикажет Гарри Поттер!!! – огромные зелёные глаза эльфа налились слезами счастья.
– Гарри будет тебе платить, Добби, - с нажимом ответила Гермиона.
– Как прикажет госпожа, - несмотря на обилие шапочек, уши Добби прижались.
– Ты и меня будешь слушаться, Добби? – удивленно подняла брови Гермиона.
– Конечно, моя госпожа! Добби будет делать всё, что прикажет Гарри Поттер и госпожа Гермиона! Добби нужен не только хозяин, но и хозяйка! – эльф раскланялся.
– Отлично, Добби, - глаза Гермионы сузились в предвкушении того, что она сделает. – Тогда ты будешь получать зарплату, у тебя будет выходной и отпуск, тоже оплачиваемый. Понятно?
– Да, госпожа, - Добби опасливо посмотрел на Гарри, словно ожидая, что он ему подмигнёт, дескать, не обращай внимания, это шутка. Но Гарри просто кивнул, соглашаясь с Гермионой. Тогда лицо Добби снова расплылось в счастливой улыбке.
– У Добби будут самые добрые хозяева! – взвизгнул он.
– Да, и ещё, Добби, расскажешь об этом другим эльфам, - наставительно почти приказала Гермиона.
– О! – казалось, эльф сейчас потеряет сознание от избытка чувств. – Не сомневайтесь, моя госпожа, все эльфы Хогвартса, Англии, мира узнают, какие замечательные хозяева у Добби!

URL
2011-02-08 в 14:52 

DanielleCollinerouge
– И не забудь рассказать о зарплате, - добавила Гермиона, - можешь идти, Добби.
Эльф, поклонившись, исчез. Гарри прыснул и, принимаясь за еду, заметил:
– По-моему, он спятил!
– Как хорошо, что он неправильно истолковал приказ профессора Дамблдора помогать нам, пока мы в школе одни. Благодаря Добби в мире эльфов будет революция! – пообещала Гермиона.
Разговор с Хвостом
Похоже, что с Добби действительно произошло что-то странное. Он постоянно попадался на глаза то Гарри, то Гермионе, приносил из кухни что-нибудь вкусное, перестирал им всю одежду и, была б его воля, менял бы по два раза в день постель. Гарри это и забавляло и раздражало, но ему казалось невежливым повышать голос на несколько навязчивого в своей заботе эльфа, для которого он, видимо, стал светом в окошке, смыслом жизни и единственной радостью. С Гермионой Добби тоже был весьма услужлив, но не надоедал так, как Гарри. Поэтому тот страшно обрадовался, когда через два дня девушка объявила эльфу выходной и велела отдохнуть от работы в Хогсмиде. Добби не было видно целых 24 часа!
Две ночи прошли спокойно. Гермиона мирно спала на постели Рона, Гарри сквозь сон чувствовал, что покалывает шрам. Но он уже устал на это реагировать. Он прекрасно чувствовал, когда сон его, а когда это мысли Волдеморта. Но пока либо Волдеморт думал вяло, либо Гарри крепко спал. Однако в ночь после выходного Добби Гарри снова приснилось, что он в теле Волдеморта. Он видел свои длинные белые пальцы, темную мантию. Возле его ног сидел Петтигрю, испуганный, дрожащий и жалкий.
– Почему ты не принимал участия в последнем нашем собрании? - отвратительно-шелковым голосом произнёс Волдеморт, обращаясь к испуганно моргающему Хвосту.
– Я приходил, мой Лорд, но никто… никто не обратил на меня внимания, - пролепетал Петтигрю. Все его мысли ясно ощущались, словно Гарри был и в его голове одновременно.
– Что значит, на тебя никто не обратил внимания, ты должен выбирать, а не тебя, не будь ничтожеством, Хвост, - презрительно произнёс Волдеморт.
– Я.. мне…
– Я помню, что ты сделал для меня, поэтому проси, кого хочешь. Если тебе не присылают приглашения, я сам назначу! - Волдеморт отвратительно расхохотался, увидев, как сжался Петтигрю. Мысли в его голове плавали, словно рыбки в прозрачном аквариуме. Гарри показалось, что в голове Петтигрю он видит себя, нет не себя, это его отец, ловко поймавший снитч и самодовольно улыбающийся своим друзьям-мародёрам.
– Да ладно, хватит тебе, а то Пит от восторга испачкает штаны, - донёсся голос Сириуса.
– А ты что здесь делаешь, Гарри? – неожиданно спросил Волдеморт елейным голосом. Гарри перестал себя ощущать в теле Волдеморта, ужасные красные глаза которого заглядывали теперь в его лицо. – Тебе это интересно? Придет твое время!
Гермиона проснулась, словно от какого-то невидимого толчка и села на кровати. Секундой позже с соседней кровати слетел Гарри.
– Ух! – он ловил воздух ртом, словно его сильно ударили в грудь.
– Гарри, я здесь, всё хорошо, - Гермиона бросилась к нему. – Тебе что-то приснилось?
Гарри продолжал судорожно хватать воздух.
– Он выбросил меня из своих мыслей, - с трудом выговорил он.
– Тебе больно, плохо? – беспокоилась Гермиона.
– Скажем так, круто… - Гарри все ещё восстанавливал дыхание.
После такого «полёта» он почувствовал, что у него разболелась голова. На душе появился неприятный осадок. Пытаясь на это не обращать внимания, Гарри вернулся на свою кровать и постарался уснуть. Но сна не было, а головная боль только усиливалась. Он ворочался и вскоре вынужден был сесть и прижать к себе подушку.
– Гарри, тебе всё-таки нехорошо, - донёсся до него голос Гермионы.

URL
2011-02-08 в 14:53 

DanielleCollinerouge
Девушка встала со своей постели и села рядом с Гарри. Ища спасение от боли хоть в какой-нибудь позе и делая это скорее инстинктивно, он положил голову на колени Гермионы. Девушка провела по его волосам и погладила лоб. Ставшая уже нестерпимой, боль начала утихать. Гарри закрыл глаза. По голове его никто никогда не гладил, тем более так, разве что миссис Уизли, да и то это было скорее поправление растрёпанных волос. От тети Петуньи он обычно получал тычки или подзатыльники, дядюшка Вернон никогда не опускал случая раздраженно схватить маленького Гарри «за патлы», но никто никогда не гладил его по голове с такой ласковой заботой. Гарри даже замер, стараясь не пропустить ни одного потрясающего ощущения, боясь в душе, что это сейчас закончится и снова вернется боль и неприятный комок в горле. Сон пришёл постепенно и незаметно, снилось что-то лёгкое и, кажется, даже приятное.
Гермиона не заметила в темноте два светящихся зелёных глаза Добби, с умилением наблюдавших за своими новыми молодыми хозяевами.
– У прежних господ всё было не так, - прошептал он сам себе и вытер нос кончиком галстука, надетого поверх когда-то подаренного Роном свитера.

URL
2011-02-08 в 14:54 

DanielleCollinerouge
Глава 6. Разговор с Люпином
На следующий день в школе появились Люпин и профессор Макгонагал. Это очень удивило и Гарри, и Гермиону, но, подумав, они решили, что профессор Макгонагал приехала готовиться к новому учебному году, а Люпин – по делам Ордена Феникса.
После завтрака, который Добби попытался было принести в спальню, но вынужден был подчинится просьбе Гермионы не делать этого, а дать возможность поесть в Большом Зале, Гарри ушёл к Хагриду. Гермиона вновь села за разгадку таинственных символов своего кольца.
Хагрид очень обрадовался приходу Гарри, и они с удовольствием поболтали о том, каких новых удивительных животных припас Хагрид для будущего учебного года. К удивлению Гарри, среди будущих наглядных пособий было не очень много опасных.
Возвращаясь в замок к обеду, Гарри встретился с Люпином, которого утром видел в обществе Дамблдора. Ремус был почему-то взволнованным.
– Нам нужно поговорить, Гарри, - он как-то странно замялся.
– Что-то случилось? – насторожился Гарри.
– Нет, просто нам нужно поговорить. Как друзьям.
Гарри согласно кивнул. Они сели на скамейку, на которой в обычное учебное время ученики с удовольствием читали или просто болтали на свежем воздухе.
– Я прошу забыть ненадолго, что я когда-то был твоим учителем, Гарри, - теребя собственные пальцы, начал говорить Люпин. – Вспомни, что я друг твоего отца.
– Я помню, - как можно доброжелательнее ответил Гарри. То, что Люпин волновался, его беспокоило.
– Видишь ли, Гарри, из-за того, что у тебя нет родителей, с тобой, наверное, никогда никто из взрослых не говорил о взаимоотношении … полов.
Гарри облегченно вздохнул. Кажется, ничего страшного не случилось, просто Ремус стесняется. Гарри кивнул.
– Понимаешь, у волшебников об этом принято говорить в семье в определенном возрасте. Впрочем, слухи среди ребят, наверняка, уже долетали до тебя. К тому же, я слышал, что ты симпатизировал одной девушке.
– Уже не симпатизирую, - коротко ответил Гарри.
– Прошло? – Люпин снова постарался улыбнуться, чтобы скрыть волнение.
– Да.
– Всё правильно. Так и должно быть. Первая симпатия обычно недолгая, легко разбивается о недоразумения и… Но, в общем, это хорошо, это значит, что ты становишься взрослым. Ты также слышал, наверняка, что в Хогвартсе отношения… не приветствуются, - Люпин слегка покраснел.
– Да, - ответил Гарри как можно спокойнее, - я слышал от старшекурсников, что до 17 лет нельзя.
– Вот, - приободрился Ремус, - а ты знаешь, почему?
– Нет, - искренне ответил Гарри. Он прежде никогда не задумывался об этом, нельзя, так и нельзя, это же понятно!
– Я могу объяснить тебе. Дело вот в чём. – Ремус решительно вздохнул. - Ничего бесследно не проходит, и для человека имеет огромное значение, с кем у него была близкая связь. Мужчина оставляет на женщине свою информацию, которая хранится довольно долго… несколько лет.
– Лет? – удивился Гарри.
– Да. Его проблемы, поступки – всё это налипает на женщину. И чтобы тебе стало это ещё яснее, я расскажу, как это происходит у животных. Породистая собака, хотя бы раз скрещенная с обычной дворнягой, никогда больше не родит чистопородного щенка, - Люпин выдохнул, словно сдал тяжелый экзамен. – Отсюда происходит страх чистокровных волшебников вступать в брак с магглами. Вот почему не всех венчают в мире волшебников, Гарри. Как правило, чистых или пару, имевшую связь друг с другом.
– Но… - возразил Гарри, - волшебники женятся на магглах.
– Да, ведь чистокровные волшебники давно стали друг другу близкими или дальними родственниками, а брак между родственниками приводит к вырождению. Поэтому иногда немного маггловской крови не повредит. Твой отец, Гарри, из давнего рода волшебников, а мама – из магглов, ты, их сын, хороший волшебник, - пояснил Люпин. – К тому же магглы разные бывают. Вспомни Гермиону, у неё в роду ни одного мага, а она умная и очень талантливая волшебница. Её способностям впору позавидовать многим чистокровным.
– Это точно, - покивал Гарри. – У неё даже блокология получается.
– Да, - Люпин снова набрал в легкие воздуха и продолжил рассказ. – Если у мужчины хорошая энергетика, хорошо, а если нет… тогда женщина теряет свои способности и ничего хорошего не передаст своим детям. Вот почему женщине так нужен хороший мужчина. Для мужчины также важно, какой будет его женщина, она – максимум, которого он сможет достичь. То есть если, скажем, ты, став взрослым, свяжешься с недалёкой и ограниченной женщиной, то вскоре и сам скатишься до её уровня. Но если же она будет умной, высокодуховной, твои способности вырастут ещё сильнее, понимаешь теперь?
– А почему тогда 17 лет? – заинтересованно спросил Гарри.
– Потому что, как правило, с этого возраста юные волшебники становятся хотя бы немного переборчивыми и начинают чувствовать, кто хорошо, кто не очень, но хотя бы немного, каков его возлюбленный или возлюбленная.
– Всё понятно. Это очень интересно, профессор Люпин, ничего такого я не знал, - Гарри действительно, выглядел удивленным.
– Ты ещё многого не знаешь, Гарри, - Люпин немного помолчал, собираясь с мыслями. Затем, словно решившись, продолжил. – Что касается однополой связи, в мире магглов ты не мог об этом не слышать, то это очень плохо, разрушается энергетика. Однако некоторые колдуны умеют это использовать для достижения неплохих результатов в черной магии.
Люпин покосился на Гарри, который покраснел и вдруг рассмеялся.
– Я знаю, о ком ты подумал, Гарри, но Волдеморт уже вышел на такой уровень, что ему достаточно питаться энергией людей, занимающихся развратом или испытывающих плохие, низменные, эмоции: злорадство, мстительность, зависть.

URL
2011-02-08 в 14:55 

DanielleCollinerouge
– Этим занимаются упивающиеся смертью?! – ахнул Гарри.
– Да, - кивнул Люпин, - но не все, у них есть разные уровни приближенности к Темному Лорду, я всего этого точно не знаю, - именно эту подпитку ты почувствовал тогда, когда потерял сознание на Привит-Драйв. Мы очень боялись, что ты умрёшь.
Гарри удивленно смотрел на Люпина.
– Да, Гарри, и это очень серьёзно. Эта гадость могла убить тебя. Поэтому профессор Дамблдор отдал тебя под защиту рода девушки. Почему девушки? Тут имеет значение противоположность полов. К тому же у Гермионы очень мощные способности… Вдвоём вы можете достичь хороших результатов…
– Что?! – Гарри неожиданно понял, куда клонит Люпин.
– Волдеморт не будет ждать, пока ты вырастешь и станешь сильным волшебником. Ему намного спокойнее будет убить тебя как можно быстрее. Ты ещё очень юный, Гарри, и даже представить себе не можешь, какими способностями он обладает. Но ты – единственный, кто может его убить, так говорит пророчество. Ты его, или он тебя, Гарри! Поэтому тебе нужно развивать в себе силу, научиться хотя бы для начала защитить себя. С Гермионой это пойдёт быстрее.
– Но… как же, - Гарри совершенно растерянно посмотрел на Ремуса. – Она была мне всегда другом. Я даже не знаю, как… с ней об этом … заговорить.
– Гарри, ты уже почти взрослый, ваша трогательная дружба станет хорошей основой для… будущих отношений. Она хорошая, умная, постарайся посмотреть на неё другими глазами, - лицо Люпина вдруг стало выражать тревогу.
Гарри сидел совершенно растерянный. Что делать дальше, он не имел ни малейшего представления.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Тайная книжка Мародеров

главная